http://forumfiles.ru/files/0018/f0/62/96866.css
http://forumfiles.ru/files/0018/f0/62/56241.css


Damoclis Gladius

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Damoclis Gladius » Омут памяти » Микс из женской злости | 12.02.99


Микс из женской злости | 12.02.99

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Микс из женской злости| 12.02.99
http://sa.uploads.ru/BUyLJ.png

Персонажи: Flora Carrow и Hestia Carrow
Дата | время | место:
12.02.99 | После уроков | Кабинет Зельеварения. Без присмотра профессора.
Примерный сюжет:
У ведьмы век хотя и долог,
Но он - не сахар, не халва.
И о ее суровой доле
Гудит досужая молва:
Мол, все кипит котел чугунный
И варят полный в нем отстой...
Не обещайте ведьме юной
Дороги легкой и простой.
Примечание: Будет весело... надеюсь.

+2

2

Флора Кэрроу и раньше не знала отказа. Но с появлением в её жизни таких восхитительных преимуществ, как прелестная мордашка и женственная фигура, вошедших в симбиоз с целеустремлённым характером и пытливым умом, она, кажется, и вовсе забыла о том, что же такое совесть, и пользовалась всем вышеназванным при любом удобном случае. Так они с близняшкой без лишних ссор делили поровну представителей противоположного пола, с высунутым языком заглядывающихся на них в Большом зале и время от времени предпринимающих попытки обратить на себя внимание. Только вот к этим девушкам на хромой кобыле не подъедешь, а Флора и вовсе могла за подобную выходку наслать летучемышиный сглаз, если в этот момент находилась в дурном настроении, но всё же в глубине души тешить тем самым своё с каждым днём разрастающееся самолюбие. И привыкнув к подобному обращению, мисс Кэрроу начинала сходить с ума от злости, когда какой-нибудь чересчур независимый объект, который был хоть мало-мальски ей симпатичен, не таял от её премилой улыбки и не срывался по первой же её просьбе совершать рыцарские подвиги.
   Майло не повезло. Он был одним из тех несчастных глупцов, которые ещё не поняли, что перед расцветшими сёстрами Кэрроу надо падать ниц и лобызать белы рученьки, стоит им обратить на него барские взгляды. Так, вдруг обнаружив, что во время завтрака юноша был весьма апатичен и на её просьбу (кстати, очень вежливую) передать мармелад ответил резким отказом, грубо сообщив, что если она не будет такой ленивой задницей и хоть немного приподнимет филейную часть над скамьёй, то справится с этим делом самостоятельно, Флора была совершенно обескуражена таким обращением. Она искренне недоумевала, почему её дружелюбная улыбка, заставляющая на щеках появляться ямочки, не оказалась достаточно убедительной, чтобы тот выполнил такую элементарную просьбу. И дело бы этим кончилось, если бы волшебница не решила проверить ещё раз силу своего очарования и не предприняла попытку более убедительно повторить свою просьбу, проводя научный эксперимент (читайте - пойдя на принцип). Ответ, который услышала Флора, поставил жирную точку на хорошем отношении к Майло.
   "Ты что, тупая? Я же сказал, отвали!" - мысленно передразнивала девушка наглеца, торопливо стуча каблучками в направлении гостиной факультета, где должна была быть Гестия, которая решила пропустить трапезу. Она с силой стискивала кулаки, отчего ноги оставляли следы на нежной кожи ладоней.

   - Хватит читать! Пропустишь самое интересное, - Флора бесцеремонно захлопнула книгу, лежавшую перед Гестией, а её карий взгляд блестел недобро. Очень недобро.
   К её радости, в гостиной не было никого, кроме сестры, и она могла прямо сейчас оторвать её от занятия, чтобы та помогла ей вершить праведную месть. Девушка возвышалась над сидящей сестрой, сложив руки за спиной и нетерпеливо постукивая каблучком по полу: от ковра звук получался глухим, но всё таким же нервным. Одного её вида хватало понять, насколько она взбешена. И если кто-то другой бы мог этого и не понять, то младшей Кэрроу было бы достаточно полувзгляда, чтобы оценить масштаб катастрофы. Даже воздух вокруг Флоренсии, казалось бы, потрескивал от исходящих от неё потоков злости.
  - Пойдём, мне нужна помощь.
  Гестия ещё не знала, в чём дело, и, вероятнее всего, она не задаст не единого вопроса, выжидая, пока сестра самостоятельно не посвятит её в свои планы: весь её вид говорил о том, что Гестии понравится эта затея, да и процесс обещал быть интересным.

+2

3

В последнее время мужской пол Слизеринских учеников терпел крушения в покорении сердец близняшек Кэрроу. Совсем недавно в угловато-мальчишеских фигурах было сложно угадать, являются ли сестры девушками, но сейчас… Буквально несколько месяцев назад, после летних каникул, стены колы «озарились» двумя распустившимися цветками в виде Фло и Гес. Да, раньше мальчишки обходили стороной затейниц, которые могли и зелье подлить в чашу, если оскорбить, а сейчас они хвостиками бегали за сестрицами в надежде словить хотя бы томный взгляд или  полуулыбку с ямочками на щечках.
Не смотря на то, что стервозность никуда не пропала, что наверно к лучшему, но толпа мальчишек не унимаясь. Гестию это даже слегка раздражало. Ей было невдомек, почему получая лишь отказы и зуботычины, а иногда и заклинания в лобешник, парни никак не могли унять свое либидо и посмотреть честно в глаза. Ни с одним из них Кэрроу встречаться не будут. И если Фло не будет встречаться с ними из-за сравнивания каждого из них с червяками, то Гес в более глубокой жопе. Ведь сестра, аки дикий зверь защищает её от любого сближения с остальными. На удивление до третьего курса у Гестии не было даже подруги, кроме сестры. Любой кто осмелиться подойти ближе в отношениях, чем знакомый – ждал неприятный разговор с Флоренсией, ну а если они вновь наглеют, то и «драка». Причем Фло это сделает не своими руками, но всем надолго запомниться разъярённая Кэрроу.
В то утро Гес предпочла пропустить завтрак и насладиться одиночеством в компании книги. Не секрет, что уже с пятого курса младшая Кэрроу начала готовиться к поступлению на стажировку в Мунго. Сколько бы ни пытались её отговорить от идеи быть каким-то колдомедиком – Гес не переспорить. Даже старшая сестра не смогла уговорить её уйти в Министерство Магии, а это уж поверьте сильный аргумент. Если младшая ослушалась старшую, то где-то в мире умер последний редкий вид долгоносого пувыклюва. Лежа бочком на диванчике, Гес умостила книгу перед собой и с упоением читала про яды и быструю нейтрализацию зелья одним компонентом. Будучи настолько увлеченной чтением, Гести и не заметила, как фурия по имени Фло ворвалась в гостиную факультета и замаячила перед лежащей сестрой. Книга тут же была захлопнула, но не выброшена, значит Флоренсия зла на 8 из 10, иначе бы книга догорала в камине. И плевать, что он даже не горит. Гестия окинула взглядом сестру и медленно закатила глаза. Нет, она понимала, что очередная мелочь жизни, а может и не мелочь, расстроила сестру. Этого Кэрроу позволить не могла. Не зря по школе ходит молва, что если обидишь одну из Кэрроу, можешь спокойно заказывать закрытый гроб, ведь мстить придут обе.
Гестия поднялась с дивана, попутно накидывая на плечи мантию. Спокойного утра не будет никому, если одна из Кэрроу раздраженно постукивает каблучком, особенно обидчику.
- Прости, сестра, но мое интересное как раз в книге.
Ну а далее можно было не говорить ничего. Фло надо немного остыть и тогда она уж точно поведает своей «половинке» кто превратил её очаровательное лицо в недовольную гримасу. Впору сказать, чтобы она не хмурилась или появятся морщины, но в таком состоянии словесный подзатыльник мог достаться и Гестии. После предложения пойти с сестрой и речи не было об отказе. Гес всегда следовала за Фло и в огонь и в воду и в медные трубы. Куда бы ни повела сестра – она пойдет не раздумывая. Первой гостиную покинула Гести. Не смотря на то, что она должна была следовать за сестрой – она знала хорошее место, дабы их разговор остался конфиденциальным. Завернув за несколько коридоров, они остались вдвоем. В этом конце коридора не было ни картин, ни статуй, ни гулящих учеников. Собственно тут они могли спокойно обсудить, что сделать с провинившимся учеником.
- Фло, на тебе лица нет.
Гес не выдержала молчания, ведь из-за злости Флоренсии даже воздух становился тяжелее. Сделав шаг навстречу сестре она лишь взяла её за руку и заглянула в лицо, которое видит даже в зеркале. Столь прекрасное, обиженное и родное. Нет никого роднее, чем Фло и Гес. И сейчас Гестия это показывала обычными прикосновениями, взволнованным взглядом и молчанием, которое без ответов Флоренсии затягивалось.

+3

4

Флора знала, что обратившись к сестре, она никогда не столкнётся с отказом, однако даже прихоти стерашей Гестия выполняла с восхитительным чувством собственного достоинства, так, что ни у кого никогда в жизни не возникало бы мысли, что та в семейных отношениях играет роль безвольной марионетки. Так, почувствовав в своих словах Гес укор, Флоренсия нервозно дёрнула плечиком, громко воскликнув:
  - Вздор!
   Хотя, конечно, она прекрасно понимала, что сестре, быть может, куда больше хотелось провести этот час в мирном спокойствии вдали от неприятностей, устраиваемых старшей Кэрроу. Тем не менее, она не была готова признать свою неправоту, и максимум, на что она согласилась, это отмахнуться от этого момента, точно от назойливой мухи. К счастью, умная Гестия приняла правила игры, прекрасно понимая, что её ближайшая родственница в противном случае устроит много шуму из ничего.

   Девушки покинули гостиную по молчаливой наводке Гестии, чтобы наверняка обеспечить секретность их разговора и обезопасить себя от любопытных ушей. Пока они шли, у Флоренсии в голове вовсю роились идеи о том, какой способ мести будет более справедливым (в её случае - самым жестоким). В конце концов первоначальный вариант оказался самым забавным из всех, и теперь волшебница точно знала, куда им нужно идти, и какие меры предпринять.
  - Я решила, что мы с тобой давно не играли в зельеваров,  - и, недолго подумав, добавила, - и этой игре не обойтись без маэстро.
   В их паре только Гестия была одарённой по этой частит. Сама же Флора учила этот предмет будто по инерции, и, не заходя дальше школьной программы, но базовыми знаниями всё-таки обладала. К сожалению, их явно не хватало для придумываемых ею изощрённых выходок. А вот таланта сестры было более, чем достаточно, чтобы приготовить даже самые сложные варианты зелий, призванные покарать виновного.
   Волшебница воспользовалась тем, что сестра взяла её за руку и перехватила ладонь, потянув её за собой по направлению к кабинету зельеварения, надеясь только на то, что фортуна им улыбнётся, и в классе никого не окажется.
Оглянувшись, чтобы удостовериться в том, что им никто не сел на хвост, Флоренсия прошипела сквозь плотно сжатые зубы:
   - Майло поплатится за своё поведение. Пень неотёсанный! - с этими словами девушка ещё крепче стиснула ладонь сестры, выражая тем самым свою злость: будто до этого Гестия ещё не вполне осознала, в каком бешенстве пребывала её неугомонная близняшка, и та решила доходчиво показать ей степень своей ярости.

  Около кабинета зельеварения стояло несколько студенток младших курсов, весело о чём-то щебечущих. Смерив их высокомерным взглядом и грозно шикнув "а ну, пошли все отсюда", Флора удовлетворённо проследила за тем, как девочки понуро удаляются восвояси. Ей не нужны были эти свидетели, ведь она прекрасно знала, насколько болтливыми ябедами могут быть даже самые младшие змейки. К тому же, она просто не любила младших: по её мнению, их всегда было слишком много, они сотворяли толпу, шум и вечно путались под ногами, не давая проходу. А ещё на их фоне мисс Кэрроу не казалась такой уж и взрослой, поскольку не выдалась ростом...

+3

5

- В зельеваров?
Гестии, несомненно, льстило, что сестра назвала её экспертом. Не смотря на очевидное превосходством младшей сестры в этом направлении, младшая Кэрроу желает восхищения, и сестра помогает тешить самолюбие. О да, Гес много времени провела за учебниками, много учила, практиковала и записывала. Она даже удостоилась личного внимания профессора Горация Слизнорта, что повлияло на её желание стать мастером зельеварения. Но действительно стать Мастером сложно. Пять лет индивидуальной учебы с другим Мастером. Пять лет каторги, можно и так сказать. Гес не выдержала бы разлуки с сестрой, а все остальное мелочи.
Что ж, сыграть в Зельевара просто, особенно когда нужные ингредиенты под рукой. Да и Гестия обожала варить зелья, что уж таить, каждая минутка, проведенная над котелком, буквально вдыхала жизнь в измученную бренностью бытия мисс Кэрроу. Да и старшая сестренка может заинтересоваться этой наукой. Все решено. Было решено в ту секунду, когда Фло только придумала этот план. Гес всегда жила на одной волне с сестрой и не понимала, как можно ссориться со столь близкими тебе людьми. Наверно это глупо. Ну что ж поделать, люди очень глупые создания. Даже папик своей глупостью, как замужеством старшей сестры погорячился. Гесс никогда не отдаст Флоренсию в чужие руки. Она б желала все время быть рядом, жить вместе, но и в ту же минуту понимала, что это эгоистическое желание никогда не сбудется. Поэтому нужно проводить любую свободную секунду вместе.
- О, Фло, неужели ты решила показать холопу, кто здесь босс?
Довольная улыбка озарила лицо Гестии по особенному. Хоть уголки губ приподнялись в очаровательной улыбке, проявляя на бледных щеках ямочки, но вот остальная часть лица, казалось, лишь разозлилось, отчего милая улыбка младшей Кэрроу предвещала лишь беду. Сжатая ладонь в руке сестры болела, но Гесс не та девушка, которая будет показывать настоящие эмоции на людях. Пусть сестра выльет свою злость хотя бы так. Ро не против. Она никогда не будет против действий своей сестры.
Проскользнув в кабинет, Гестия очутилась в своем любимом месте, где уж точно была главнее сестры. Котел из олова стоял в углу кабинета, видимо нерадивый студент забыл забрать его после урока. Что ж, это удачно получилось. Не возвращаться же в подземелье за своим личным котлом! Гесс вогрузила котелок на огонь и залила туда воды. Кратким взмахом палочки она зажгла огонек под котлом и с счастливой улыбкой обернулась к сестре.
- Ну вот настал час расплаты. Что ты хочешь ему преподнести? Вечную икоту? Бородавки по всему телу? Чесотку?
Обойдя стол, младшая Кэрроу вновь взяла близняшку за руку и подвела к котлу. Неким барским взмахом она указала на вскипающую воду и повернула сестру к котлу, а сама встала за её спиной. Словно настоящий змей-искуситель, она убрала волосы от ушка и прошептала так, чтобы у Фло появились мурашки.
- Все в твоей власти, Деби…
Отступив на шаг от сестры, Гесс обошла котел и заглянула внутрь, пора бросать травы, но вот что выберет сестра для наказания? Возможно она захочет что-то позабористей, чем обычный понос. Что ж, как и сказала Гестия - все во власти сестры. Ведь старшая имела на это полное право. Козлина разозлил её, а значит должен заплатить и если заплатит кровью...никто не будет против.

Отредактировано Hestia Carrow (2017-09-28 20:40:25)

+3

6

Флоренсия прекрасно знала, что, стоит только Гестии догадаться (да, именно догадаться, потому что для того, чтобы поведать сестре о своих эмоциях слова зачастую были лишними), какие чувства  она испытывает и кто тому виной, как та тотчас подхватит её инициативу и в два счёта поймёт, что нужно предпринять для разрешения возникшей ситуации. Стоило только задать направление мысли, легчайший намёк. Эта связь была порой невесомой, но порой тянула крепким жгутом в омут, причиняя практически физическую боль. Все радости, все муки поровну по бессловесному правилу. Прописная истина, закон мироздания. А разве могло быть иначе? И не поздоровится тому, кому невдомёк, насколько сильны в своём единении сёстры Кэрроу.
  Они были связаны ещё до рождения. Что-то свыше наградило их тесным сплетением судеб и сердцами, чуткими к эмоциям другой. Это была величайшая награда и тяжкое бремя. Никуда не сбежать, не скрыться, но ни одна, дай ей выбор, не пожелала бы избавления. То было бы сродни душевной ампутации. Жестоко. Невыносимо. Летально.

  - Да, давно было пора, но я неоправданно долго медлила, - задумчиво произнесла волшебница, пристально глядя злым взглядом в зеркальное отражение собственных карих глаз, таких же пронизывающих, острых, искрящих...

  В кабинете зельеварения Флоренсия не чувствовала себя уверенно, хотя это ощущение неполноты сполна компенсировалась знаниями сестры: с ней ей были ни по чём даже самые сложные зелья. Здесь они точно менялись местами, и младшая Кэрроу становилась во главе, а старшая с готовностью была на подхвате, нисколько не обижаясь на превосходство сестры: ей нравилось смотреть, как она методично помешивала снадобья, точно сыпала ингредиенты, практически не сверяясь с рецептом. Не в этом ли деле раскрывалась натура Гестии? За планомерной чередой неторопливых молчаливых действий следовал непревзойдённый результат, зелье, действующее незамедлительно и уверенно; при необходимости - чистейший яд. Только обратите свой взгляд на эту невозмутимую девушку, с улыбкой готовую приготовить опасное вещество. И будьте уверены, её рука не дрогнет, когда кара будет доставлена адресату.
   Флора вошла в кабинет, немного помедлив и пропуская сестру впереди себя. Ведьма с нескрываемым восторгом смотрела на то, как она справляется с котлом, разжигает огонь, языки которого отражались в глазах обеих, а меж них - черти, черти, черти...
   И вот она уже у котла. Не в роли творца, но будущее одного несчастного человека сейчас плещется в её руках. Искусительница нашёптывает в самое ухо слова, лелеющие слух. Так приятно чувствовать себя всемогущей, и Флора невольно улыбается, наслаждаясь звенящим голосом Гес, её собственным голосом; собственным разумом. Она чувствует тонкий аромат её духов, невесомый с волос, кожи, и он успокаивает, мягкой негой разливается по венам. Воедино сливаются бушующие мысли с речами Гес. Бешено стучащее сердце сбавляет ритм, доползая до размеренного темпа её сердца: его стук не слышен, но вполне ощутим. Так приходит покой.
  - Я хочу, чтобы ему было так паршиво, как никогда прежде. Я хочу, чтобы он ползал на коленях, боясь оскорбить меня вновь, - не мигая глядя на пока ещё кристальную воду в котле, произнесла Флоренсия гораздо более мягким тоном. Так же умиротворённо можно было бы ответить на вопрос  "что ты будешь на завтрак?" или "который час?".
  - Есть что-нибудь... поинтереснее?   - девушка повернула голову к близняшке, не двигаясь с места. Она полностью доверяла ей и могла без лишних раздумий позволить ей самостоятельно выбрать возмездие для юношу, накликавшего на себя беду.

+1

7

Гесс достала разделывающую доску и серебряный нож. Даже в столь скудно освещённом помещении, где роль света отыгрывал огонь под котлом, можно было заметить дьявольскую улыбку Гестии, которая с каждой секундой больше напоминала дьявола поднявшегося с Ада. Ей не требовалось скрывать от сестры свои настоящие чувства и эмоции, ей не требовалось прятать себя за масками добродетеля и помощника. Сейчас она была собой и это не пугало Фло.
Ответ сестры настолько будоражил воображения Гесстии, словно желанное было в шаге от девушки. Эксперименты с зельями она любила больше всего и сейчас это могло сыграть на руку.
- Раз ты даешь мне карт-бланш, я предлагаю зелье, которое поставит его на лезвие ножа, где пропасть означает только смерть. Это зелье поистине считают ужасным и запрещенным, ведь выглядит оно, как обычная простуда… Но если её неправильно лечить…
Гес подняла взгляд на сестру и медленно провела пальцем по горлу приподнимая подбородок. Этого жеста достаточно, чтобы описать не столь радужные перспективы мучения Майло.
- Жжение во всех местах, потовыделение, сбивчивая речь, гнойники по всему телу и это только первая неделя его мучений. Вторая неделя навсегда оставит его в кровати и не даст даже дышать без помощи медсестры. Каждый вдох для него, будто в глотку налили раскаленного метала. А самое забавное, что это зелье невозможно выявить ни одним из способов.
Гестия решила промолчать, что если их словят за этим делом, то отправят в Азкабан навечно. Ну или убьют, что в корень меняет дело. Но она этого не скажет, ведь их никогда не словят, никто не догадается, что две шестикурсницы вообще знакомы с такими ядами. И только младшей Кэрроу удалось найти эту книгу в старинном бабушкином поместье, замкнутую в сейфе родительницы, которую Гесс своровала. Она когда-то показывала её и Фло, но сестра полностью положилась на талант младшей, освобождая свою голову от этой сложной книги. Что ж, знания пригодились.
- Мне нужна капля твоей крови.
С уверенностью и хладнокровностью присущую только мясникам, Гес сняла брошь с мантии и проколола свой палец. Багряная капля крови сорвалась с пальца и скрылась в воде казана. Её количества не хватило даже, чтобы закрасить воду, но этого было и не нужно. Гесс передала брошь в руки сестры и заискивающе смотрела ей в лицо.
- Запомни, капли крови означают, что только мы сможем вывести его от той болезни на любой стадии. Даже если он будет в присмерти. Мы не должны переходить эту черту сейчас. Ты слышишь сестра? За границей замка идет война. Пожиратели захватили весь мир в поисках Поттера. Ты слышишь сестра? Наши родственники тоже в замке и могут убить любого, кто противиться Темному Лорду. Прошу сестра… Наши руки должны быть чисты, ведь даже я не знаю… чем закончиться война.
Девушка отвернулась от сестры скрывая свое волнение за Фло. Флоренсия с детства могла залезть в драку, где её не ждали и ввязаться в бой, где её не просили. Разве может старшая Кэрроу устоять, когда речь будт касаться выживаемости. Гестия пойдет за сестрой в любом случае. Она будет её тенью, её паладином, её защитником. Она сама ляжет в могилу, лишь бы сестра жила.
Отмахиваясь от невеселых мыслей, Гес достала ингредиенты и подготавливала к зелью и с тем же невозмутимым лицм ждала, когда Фло пустит каплю крови в казан.

Отредактировано Hestia Carrow (2017-10-01 22:23:15)

+1

8

Фло словно зачарованная смотрела на улыбку сестры, прелестный оскал злого гения. Гестия нравилась Флоре такой. Дикой, безжалостной в своих стремлениях, не подавленной правилами и общественной моралью. Так она ещё сильнее ощущала с ней связь. Они были одной крови. Куда более похожи, чем можно было предположить, и это единство принадлежало лишь им и не являлось достоянием многих. Всем было не понять, что та крепкая нити между ними - прочные путы, шелковый кокон, охраняющий их Вселенную от посторонних. Они были друг для друга целым миром. И большего было не надо.
  Флора, затаив дыхание, слушала сладкие речи жестокой отравительницы, и от этих слов всё её естество трепетало. Её голос был божественным нектаром, а идеи превосходили все ожидания. Она отчётливо рисовала в голове картины, преисполненные страданиями юноши. Его фантомная боль в её мыслях была упоительной, многообещающей. Девушка хищно облизнуоа пересохшие губы в томительном предвкушении. Сейчас её взгляд как никогда походил на безумные злые взгляды фанатиков Кэрроу, выступающих на стороне Тёмного Лорда. От генов никуда не деться. Верно, Гес?
- Ангел мой, я не сомневалась, что ты знаешь наверняка, чего я хочу, - нежный голос разносился по кабинету тоненькой трелью. Глядя на этих как две капли воды похожих девушек, почти девочек, никто и ни за что бы не поверил в их замыслы. Вернее, в их способность подвергнуть чужую жизнь огромной угрозе, а в мыслях... в мыслях жаждать расправы. Думать о том, что ни за что не выступит в роли спасителя, а лишь наблюдателя мучительной смерти.
  Но Гестия взывала к голосу разума, и Флоре пришлось словно в забвении кивнуть, не давая себе отчёта в том, что только что безмолвно дала обещание пойти против своих желаний, которые плескались в ней через край чистым ядом. Девушка решительно взяла брошку и проколола мягкую подушечку среднего пальца, из которого тут же просочилась капелька крови. Занеся ладонь над котлом, ведьма чуть сжала палец, и  в зелье стало на один ингредиент больше. После этого Флоренсия поднесла кисть к губам и кончиком острого языка слизнула вновь выступившую алую жидкость.
  - Готово, - жизнерадостно произнесла слизеринка. От её ярости, казалось, уже не осталось и следа, но лишь потому, что расплата уже была близко. Она чувствовала это особенно ясно, и оттого более не беспокоилась о том, что обидевший её человек останется безнаказанным.
Флоренсия покрутила в руках брошь, разглядывая, как переливаются на ней камни, но была погружена в свои думы. Приблизившись к сестре, вернула украшение на законное место и разгладила мантию.
  - Кто подумает на глупых школьниц? - проронила Кэрроу, взяв в руки нож и проводя его лезвием по кончику пальца, словно проверяя, настолько тот остр. Царапины не осталось, но лишь потому, что она была очень осторожно, едва касаясь ножи. Иначе бы тут же образовался мгновенный порез, и в зелье попало бы куда больше её крови.

+1

9

Гестия в моменты готовки запрещенных зелий была похожа на ведьм из сказок магглов. В столь скудном освещении молодое тело девушки, будто сгорбилось от тяжести столь сложного зелья. Освещение играло не честно, превращая крохотный любопытный нос в некое подобие крючковатого и горбатого шнобеля. Все естество Гес будто перекривили и изменили до неузнаваемости. А ведь это просто недостаток света.
- Кто подумает на глупых школьниц?
Повторив за сестрой этот вопрос с той же интонацией, Гестия приподняла голову и улыбнулась своему родному лицу. В какие-то моменты она удивлялась связи между ней и сестрой. Словно душа просто разделилась на двое и заняла два одинаковых сосуда. Мысли, чувства и даже желания… Все это было настолько одинаковым, что даже если разделить сестренок Кэрроу на долгие месяцы, забросить их по разным странам – они все равно будут одинаково мыслить и одинаково мстить за то, что разделили их. Они всегда были вместе и не найдется тот человек, который сможет заставить Гес возненавидеть Фло, ведь это их мир и посторонним тут не место.
Под быстрыми движениями рук, корни мандрагоры превращались в кашицу, злобные прыгающие бобы выпускали свой сок, а зелье… медленно и верно приобретало фиолетовый цвет. Гестия помешивала его против часовой стрелки и выискивала в этом помещении остальные ингредиенты. Стандартно зелье состоит из восьми ингредиентов, не считая воды или другой жидкости. Это же зелье состояло из 10 компонентов редких, но доступных. Особенно они имеются в Хогвартсе, где профессор Слизнорт любит «баловать» своих учеников редкими и интересными зельями. Что ж, его увлечение только на руку Гестии, которая понимала, что если бы профессор Снейп остался преподавать Зелья, то фиг бы она тут нашла хоть один компонент, не запертый в шкафу.
Когда Гестия все же закончила зелье, ему требовалось остыть. Но Кэрроу не хотела ждать. У нее никогда не было этой положительной черт характера. Она не любила ждать, сидеть на месте и надеяться. Она всегда старалась как-то ускорить обретения желаемого, увеличить шансы… и черт возьми быстро овладеть нужным. Даже сейчас, понимая, что зелье должно остыть, Гесс не хотела присесть на стульчик и ждать. Она лишь достала палочку и медленно начала водить кругами над казаном. Потребовалось минуты две, чтобы кипящее зелье полностью остыло под заклинаниями Гестии. Кэрроу перелила зелье в несколько колб, а остальное вылила в раковину. Чарами она очистила и раковину и котел и рабочее место. Никто не должен узнать, что творили тут ведьмы. Никто не должен. Иначе и его будет ждать расплата.
- Держи. Достаточно несколько капель в сок или другой напиток, чтоб Майло скопытился.
Гестия протянула одну колбу сестре, вторую же спрятала в ремешке на поясе. Всегда хорошо иметь яд для отребья.

+1

10

Флора точно завороженная наблюдала за каждым движением сестры. За точными жестами рук, касаниям пальцев к палочке, скользящим взглядом. Казалось, будто бы в её власти было даже следить за ходом мыслей, чёткого, продуманного плана, хитрых инструкций по приготовлению наиболее действенного зелья, хранящихся в закромах памяти младшей Кэрроу. Словно это в её голове возникали рисунки, тексты из прочитанных когда-то книг,  словно это она создавала смертоносное снадобье руками родной сестры. Но в этом она была лишь наблюдателем, с жадностью впитывающим сакральный момент сотворения, способным лишь восхищаться мастерством зельевара.
  Гестия не любила ждать. И даже в этом сёстры были схожи. Желанное зелье было приготовлено необычайно скоро и так же быстро остужено. В какой-то миг Флора забеспокоилась о том, что такой способ сделает яд менее действенным, но с одного лишь взгляда на уверенные покачивания палочкой сестры её настигло полное умиротворение.
   Умиротворение! Как же странно это слово звучало в сочетании с Флоренсией Кэрроу! Кажется, она и это состояние по определению были противоположны и вовсе взаимоисключаемы. Там, где была она, не могло быть спокойствия и безмятежности. И даже если с её губ не срывалось ни единого слова, что тоже было редкостью, воздух вокруг неё искрил, переливался беспокойным сиянием, вселял чувство напряжения, неопределённости. От неё исходил тонкий аромат войны, чёртова пороха, готового воспламениться за долю секунды и уничтожить всё вокруг. Глядя на неё, можно было с уверенностью сказать, что покой ей неведом. Даже в кромешной тишине, даже тогда, когда  ничего не предвещает беды, в её кофейных глазах идёт кровавая бойня внутренний размышлений. Тревожных идей.
   И кажется, только близость Гестии позволяла старшей Кэрроу хоть на шаг подступиться к недостижимому успокоению. Всепоглощающее спокойствие, размеренность сестры замедляла биение сердца, выравнивала дыхание и убаюкивало бушующее цунами, точно даря короткий отдых перед грядущим сражением. Даже сейчас Флоренсия точно затихла, и даже глаза её стали вдруг непроницаемы.

  От Флоренсии не укрылось, что второй флакон оказался спрятан у Гес. Положив свой экземпляр в глубокий карман платья, девушка прищурилась, сквозь ресницы с едкой улыбочкой глядя на своё отражение.
  - Для кого второй флакон? - Флоренсия не была бы собой, если бы не пожелала узнать и это. Как не разделить радость отмщения с самым близким своим человеком? Как не подлить масла в огонь злости Гестии, если тот опасный отвар был предназначен для человека недостойного, омрачившего радость её существования? Любопытство снедало Кэрроу, и потому она не спешила покинуть место, где было сотворено оружие мести, прекрасно зная, что то, что ей доведётся услышать, может быть не предназначено для посторонних ушей. Впрочем, кто знает? Быть может, её предусмотрительная сестра лишь собирает боеприпасы на будущее, чтобы встретить врага во всеоружии?

0

11

- Мой флакон?
Гестия нарочно отодвинула край мантии, дабы убедить Флоренсию, что флакон у нее действительно есть. Без сомнения младшая сестра понимала, как сейчас любопытство, смешанное со злостью, съедало старшую сестру изнутри. Следовало утолить эту жажду, но Гесс медлила. Вновь спрятав ремешок под мантией, младшая Кэрроу подошла к учительскому столу и села точно на место профессора.
- Понимаешь сестренка. Мой гнев никогда не бушует, как твое пламя. Я искра, я тлеющий огонек в костре. Я никогда не действую сразу, чтобы не привлечь внимание.
Гестия ненадолго замолчала, её глаза наблюдали за сестрой, но с полуопущенных ресниц.
- Я помню все обиды, которыми нас удостоили. Я помню всех наших недоброжелателей, которые кричали нам в спину. Я знаю и помню, как с нас издевались.
Совсем забывая манеры, Гесс оперлась спиной на спинку кресла и закинула ноги  на стол учителя,  скрещивая между собой.
- Я помню наших обидчиков и не собираюсь им прощать. Джим Колис, Эндрю Гайер, Мередит Рейкен, Дайана Гиблис… Их так много, так много тех, кто завтра сляжет с тяжелейшей формой простуды, которую ни один врач не сможет вылечить. Но так, как месть моя случилась через несколько лет, на меня никто не сможет выйти. Может я и отличный зельевар, но наши дядя и тетя Кэрроу в замке. Им будет плевать на учеников, а если на нас кто-то подумает… они защитят наши имена и фамилии.
Девушка хмыкнула, озаряя темные подвалы своей улыбкой.
- Я не намерена их прощать, не намерена забывать. Мне нужен был толчок.
Гестия резко поднялась со стула и с неожиданной ловкостью была подле сестры. Правой рукой, девушка прикоснулась к лицу, такому похожему на свое, такому невинному и милому, но это для Кэрроу всегда была маска.
- Ты стала моим толчком, моим шагом в темноту. Моей птицей войны.
Приподнявшись на носочки, Кэрроу поцеловала сестру.
- Я не позволю, чтоб нашу фамилию кто-то смел оскорблять. Не позволю, чтобы безнаказанно издевались. Я сожгу их всех.
Пройдя мимо сестры Гестия прошла к двери не останавливаясь, лишь у двери она обернулась к Фло и мягко подала руку.
- Сестра, нам пора вершить наше возмездие. Не сомневайся. Следующая неделя будет Адом, а мы его всадниками.
Младшая Кэрроу знала, как никто другой, как Фло относилась к семье, как они обе пытались не ударить в грязь лицом из-за фамилии и не опозорить родителей. Они обе пережили в школе тот небольшой Ад, который им устраивали одногруппники. Травля из-за внешности, предательство, подставы… Все это было в новинку девушкам, но в итоге они освоили это на ура. Всего несколько месяцев назад они получили внимание, призрачную любовь и даже уважение. Правда все, что им сейчас нужно – это месть. Ведь нет ничего страшнее в этой жизни, чем обида девушек.

+1

12

Когда Гестия вновь мелькнула флаконом, в глазах старшей Кэрроу блеснуло отражение мести, заключённой в маленькой поблёскивающий флакон. Осознание того, что так много заключено только в их руках, что подвластно их воле, вызывало чувство необыкновенной силы, власти, подстрекало душевный подъём. В душе обеих брюнеток жила та самая торжественная гордость, подпитываемая тем, что ни один из знакомых им сверстников ни за что не решится на то, на что готовы пойти обе сестры при достижении целей. Да что там - сверстники - многие зрелые волшебники скорее загубят собственную жизнь, нежели рискнут причинить вред другому живому существу, даже если тот отравляет их существование.
  Флоренсия, затаив дыхание, слушала ласкающую слух тираду сестры, льющуюся сладким бальзамом и пробирающуюся в самую душу, тревожа опасные струнки, заставляя возрождаться те черты характера и идеи, которые для большинства знакомых могут оказаться непоправимыми. От дьявольской сущности не сбежать и уж тем более - если не пытаться, а поддаваться тёмному натиску, наслаждаться жестокостью, текущей по венам, и не сопротивляться своим желаниям. Порой это сокровенное зло дремлет, оставляя окружающим лишь колкие фразы и не подвергая их жизни риску, но время от времени оно фениксом возрождается из пепла, чтобы уничтожить всё на своём пути и вмиг расплатиться за все долги. Скорее даже - расквитаться.
   Такая Гестия вызывала в сестре бесконечный восторг, отражающийся во всём её естестве. Казалось, вдохновляющие слова заставляли всё тело будоражиться мелкой дрожью наслаждения, какое бывает у наркоманов от такой долгожданной желанной дозы. Такую Гестию Флоренсия любила больше всего: она была тем самым пазлом, недостающей частью, с присоединением которой они становились максимально полноценным целым, разрушающим и неудержимым.
   Флора будто боялась шумным вдохом, резким движением спугнуть это великолепное видение, наваждение, коим предстала пред её глазами сестра. Но когда та стремительно приблизилась, словно заклятьем коснувшись губами бархатной кожи, сомнений не оставалось в том, что всё - явь. То было странно, но именно в этот момент старшая Кэрроу особенно явственно ощутила, насколько она счастлива. Это чувство плескалось в ней, искрило своей реальностью, заставляя грудь вздыматься всё чаще и непостояннее. Флоренсии, как и всегда, было слишком много, и она была переполнена ощущениями. Кажется, их хватало на их обеих.
  Девушка улыбалась радостно и зловеще. С невероятной лёгкостью она коснулась кончиками пальцев протянутой ладони сестры, но не вложила свою руку в её, а скользнула кистью до плеча, а затем, приблизившись,  крепко стиснула в объятиях, обвивая её шею удушающими руками-удавками, как и всегда, прижимаясь так, словно жаждала стать единым целым, чтобы никогда больше не расставаться с такой Гестией, ведь вместе они могли покорить мир. Флоренсия всегда обнимала сестру именно так. Жадно, неумолимо, по-собственнически. Порой эти объятия были долгими, но сейчас - мимолётно и резко, как тоже умела когда-то угловатая Кэрроу.
  - Люблю, когда ты не прячешься. Люблю видеть тебя настоящей. Так приятно чувствовать, что всё нам подвластно, - в самое ухо проговорила Флора, после чего запечатлела ответный поцелуй, прикоснувшись губами в ухо, а затем быстро разомкнула объятия и вплела свои пальцы в пальцы сестры. Сейчас она была готова, как никогда, вершить возмездие.

0


Вы здесь » Damoclis Gladius » Омут памяти » Микс из женской злости | 12.02.99