Вселенная Гарри Поттера. Антиутопия; политические интриги; теневые игры; массовое забвение населения, и попытки остальных выжить в мире скрытого хаоса. 2003 год, детские игры давно позади, осталась лишь цель выжить. Выжить в мире, где твоя любовь не помнит тебя, а бывшие враги внезапно стали друзьями; в мире, где лживое правительство улыбается со страниц газет, и все им верят. Большинство считает, что так жить п р а в и л ь н о. Остальные же... Они либо скрываются среди "врагов", либо объявлены вне закона.
эпизоды | 18+ | декабрь 2003

Damoclis Gladius

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Damoclis Gladius » Реальность » Интеллект не ЗППП, сексом не передается| 18.11.2003


Интеллект не ЗППП, сексом не передается| 18.11.2003

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Интеллект не ЗППП, сексом не передается| 18.11.2003
https://78.media.tumblr.com/bce1f5a2632d321265c0e21002e69611/tumblr_ozqyi07k1w1qd4bljo7_400.gifhttps://78.media.tumblr.com/b6795b67375bed5b854467ce32afaf79/tumblr_ozm4dsn72n1qzs7uio6_r1_400.gif

Персонажи: Шанталь Фоули, Адам Лион
Дата | время | место: 18 ноября, в обед, штаб ОНИ
Примерный сюжет: Словесные пикировки за чаем бывают и веселыми, и печальными. Особенно, если у оппонента есть улики против тебя
Примечание:

0

2

Перестук тонких шпилек по холодному полу министерства; голоса в голове вдохновенно спорят о том, что нужно было оставить волосы как есть, ведь так я больше похожа на невинную девушку, но я игнорирую их, едва заметно улыбаясь знакомым лицам, и продолжаю уверенно держать курс в штаб ОНИ.
Сегодня я была в прекрасном настроении; наверное впервые за несколько месяцев, ведь накануне я пол ночи провалялась в своей особой ванне, обмениваясь короткими записками со старым аврором, которые весьма заметно подняли мне настроение. Птицы в подвал не долетали, записки мне приносил домовик, но даже осознание того, что они не от Пудинга, не испортили общее настроение моего организма. Впервые за долгое время я выспалась. Наверное, виной всему было то самое зелье, которое я послала аврору, а затем приняла сама, решив не мучиться оставшуюся часть ночи, а лечь и поспать.
Я провела весь день, нежась в постели, и читая малышам семейные истории на французском и итальянском. В какой-то момент я поймала себя на мысли, что не просто так третьим основным языком выбрала итальянский; возможно, где-то в глубине души все же планировала переезд. Малыши смеялись, слушая истории о моих предках, в частности об Одилии Фоули, имя которой изначально было не принято произносить вслух, ведь он сбежала с опасным магглом, с которым долгое время держала криминальный мир Франции под контролем. Я сама любила истории о предках, раз за разом находя в них то, чего могли не увидеть другие – мы всегда были безумные, в моем роду слишком много убийц и сумасшедших, и, сказать по правде, меня посещали некоторые опасения на счет моих детей, но сестра уверяла, что пока что в их голове нет того мусора, что скопился в моей.
На короткий миг я даже решила, что счастлива, если бы не реальность, которая тяжким грузом давила на плечи. Я не могла долго находиться дома, не могла игнорировать просьбы начальства, и не могла оставить без внимания один визит, к которому так тщательно готовилась.
Я не могла всерьез увлечься им, мое сердце было давно в руках Пудинга, но не смотря на это что-то в старом авроре меня цепляло. Возможно, его глаза, или манера вести себя; может быть, в моей душе проснулась принцесса, которая ждала рыцаря, и вот он, прискакал, чтобы спасти, но… Я не знала, но ко встрече подготовилась. Черное платье до колен, небольшой вырез чуть пониже ключицы, полностью скрывающий грудь, рукава, доходящие до локтя – оно облипало фигуру как вторая кожа, скрывающее все, но демонстрирующее еще больше, позволяя воображению самому дорисовать картину. Волосы заколоты в небрежный пучок, над которым почти все утро трудились эльфы – не достаточно небрежный, чтобы действительно таким казаться, но небрежный ровно на столько, чтобы было видно, что эта небрежность создана кропотливым трудом и умелыми руками. Своим видом я хотела дать понять, что вовсе не прихорашивалась, но в то же время положение обязывало оставаться элегантной во всей своей французской красоте.
Отдел ОНИ приветствует меня суетой сотрудников, разбирающих кипы бумаг, и носящих туда-сюда бумажные стаканчики с кофе. Интересно, они доливают в него алкоголь? Я бы не отказалась от порции. Но задерживать очередную сотрудницу не стала, проходя дальше до кабинета Адама, чтобы затем небрежно постучать, и приоткрыть дверь.
Мсье Льён, госпожа посол интересуется, вы уже нашли тех нападавших на дом Уайт? — Ты сам просил найти повод, так позволь же напомнить об очередной неудаче, которая сейчас переворачивает весь отдел с ног на голову.

+2

3

Эта ночь была прекрасной тем, что какой-то приятный сон отказывался отпускать Адама из объятий, то и дело подсовывая рыжие пряди и звонкий смех. А потом резко окатывал ледяной водой отповеди, что все у нее в порядке, было, есть и будет. И вообще, не лезьте, мистер Л ь ё н. Не Вашего полукровного ума это дело и эта женщина, чья душа пела при слове "Пудинг", пела от счастья. Ревность черным маленьким червячком грызла его изнутри. Перезвон колоколов ворвался в его голову, заставляя открыть глаза и сесть. Просыпался он, по обыкновению, уже под ледяным душем. Сухое поджарое тело без намека на старость, но испещренное мелкими шрамами, повидавшее утра и получше.
Добравшись до Министерства, он засел намертво в своем кабинете, прекрасно понимая, что первое о чем спросит рыжая красавица, которой полАврората шеи вслед сворачивало, спросит о нападении, в котором едва не пострадала сама. Ну, что ж... Не впервой нам винить Финч-Флетчли, да и улики говорят сами за себя. Найдем, обязательно найдем. Бут принес папки, в которые Адам зарылся с головой, ища нестыковки.
Все указывало на человека из Минситерства, но кто мог знать об их прибытии? Боунс? Аддерли? Кто предатель? Его отвлек перестук каблучков по коридору и сердце забилось быстрее. Пришла...
- Доброго утра, мадам Фоули. Присаживайтесь. Кофе? - Вопрос был намеренно проигнорирован от греющей уши Мэри. Коллопортус и Оглохни в дверь. Пожав плечами, буркнул что-то о мерах предосторожности и подал девушке чашку с кофе, поставив бутылку отличного кальвадоса на поднос. - Разговор предстоит непростой, Эль.
На столе лежали выписки, где и как, когда и сколько раз она могла проколоться. С подшитыми к ним заметками Бута. Этот райвенкловец почти вышел на нее, сделав выводы о "чистокровная сука, шеф, зуб даю". Адам побарабанил пальцами по столу, глядя на девушку и вздохнул. Учить маньяка убивать полицейскому это какая-то изощренная форма садизма от госпожи судьбы.
- Дорогая, Бут пошел на встречу с Маркусом "Самеди" Тремером. Мне надо говорить, через сколько мы получим подтверждение, что этим не занимаются вампиры? - Палец ткнулся в маггловскую фотографию одной из жертв сумасшествия девушки, столь невинно-соблазнительно выглядящей. Невинность наряда и фантазия, дорисовывавшая изгибы юного тела за тканью явно подводили хит-визарда. - И через сколько на тебя будет объявлена охота кровососами, дорогая, за нарушение Статута перед магглами?
Голова отчаянно болела, разрываясь от попыток помочь этой сумасшедшей дурочке.

Отредактировано Adam Lion (2017-12-07 11:01:47)

+2

4

Секретарша; или кем была та девица, с которой я уже имела честь, - как глупо звучит, ну надо же, - видеть Адама – была успешно выдворена за дверь, что позволило мне пройти вперед, по-хозяйски, если так можно сказать, удобно расположившись на стуле. Беря в руки чашку с кофе, я по обыкновению морщусь, - даже в твоем отделе его не научились готовить, Адам, - и, закидывая ногу на ногу, слегка изгибаю брови, имитируя полное внимание, с которым смотрю на собеседника.
Он говорит нарочито медленно, его тон выражает заботу и дружелюбие, но я прекрасно знаю, что это не совсем так. За обычным предложением помощи, - которую он, несомненно, не забудет предложить, - последует требование платы, удобной для него, и не совсем приятной для меня.
Хотя чего греха таить, Шанти, ты ведь давно привыкла имитировать любое настроение, угодное очередному мужчине.
Которых было не так много в моей жизни, хватит пальцев одной руки, чтобы пересчитать. А нет, Адам выбивается из общего строя, но с ним я не была близка на столько, чтобы сейчас переживать о том, что почувствую, когда его жизнь погаснет в этих синих глазах.
Пожалуй, стоило признать, что именно глазами он меня цеплял. Живыми, искренними. И если бы я была уверенна, что после смерти они сохранят свой первозданный блеск, я бы не задумываясь вырвала их в свою коллекцию; чтобы смотреть каждый раз, когда мое обнаженное тело будет опускаться в кровавую ванну. Возможно, даже разговаривать с ними, представляя, что он сидит напротив, попивая свой отвратительный кофе.
Невозможно учесть всех вампиров, как и невозможно учесть всех волшебников, мсье Льён. — Мой голос ровен, я лишь слегка подаюсь вперед, отставляя чашку на край стола, и меняя одну ногу на другу. —  Как думаете, сколько в нашей стране кочующих вампиров, которые не принадлежат ни к одному клану? Одиночек, которые успешно скрываются среди общества, возможно даже нашего. — Откидываюсь обратно на спинку стула, в задумчивости прикусывая губу, и не сводя взгляда со снимка на столе. — И теперь вы хотите сказать, что какой-то вампир отчитается за всех своих сородичей перед вами? Не мне вам рассказывать, какие они прекрасные лжецы и манипуляторы. Возможно, один из них и в данный момент занимается чем то подобным. — Усмешка, руки сцеплены в замок на коленях; я поднимаю взгляд обратно на Адама, и слегка склоняю голову вбок. — Но вы от чего-то решили обвинить во всем меня. Почему? Неужели у вас на примете нет никого более… подходящего? Кого-то, у кого нет семьи, детей, определенных обязательств перед родными и обществом. Или вы считаете, что я готова рискнуть своими близкими, чтобы… что? Развлечься, имитируя убийство какой-то женщины под нападение вампира?
Убить их всех, начиная с его подчиненных; вырезать сердца и отдать на съедение собакам, а куски плоти разбросать вдоль всего побережья Ла Манша.
Оставлю себе лишь глаза. Единственное, что достойно внимания.

+2

5

Ты потягиваешь кофе с кальвадосом, глядя на пышущую почти праведным гневом девушку. Почти... Тонкая грань острого лезвия. Как ее нож, который ты выбил в туалете и который едва не вскрыл твое горло, полковник Лион.
- Уверены? Это ведь школьные знания, я не ошибусь, если так замечу? Странно, что потомок рода Блэк не заглянул в родовую библиотеку и не поинтересовался. Что ж, миледи, маленький ликбез от никчемного следователя - Сарказма в голосе было хоть отбавляй. - Итак, вампиры. Они же Князья Ночи. Хитрые, подлые, лживые создания, чье Становление целый ритуал. Школьникам показывают лишь полубезумных упырей кладбищенских, выдавая их за теневой народ Ночи, леди. У вампиров жесткая иерархия, хотя всегда существовали отщепенцы, но они почти мгновенно уничтожались во имя сокрытия своего существования. Вы не поверите, но заболевание порфирией это часть их плана по сокрытию их существования. С ними проще договориться, так как они не убивают ради еды. Им это не нужно. И Вы пытаетесь уверить меня, что какой-то одиночка вампир носится по городу, понижая собственную человечность убийствами в состоянии дикого зверя и мы его проморгали? Причем, не только мы, но и Шериф вампирского сообщества, у которого куда больше возможностей? Леди, Вы глубоко заблуждаетесь. - Адам встал, пока читал лекцию. Голос стал чуточку нудноватым. Не впервые он объяснял на пальцах, что кровососы опасны и с ними проще договориться. Обойдя стол, он наклонился к небрежно лежащей в прелестной сложной прическе прядке и выдохнул - Они пошлют чистильщика, рыжая. Ты уверена, что уйдешь и не оставишь детей одних на этом свете?
Сердце екнуло, когда пришло осознание того, что он готов воспитать ее близнецов. Уууу, все, Лион. К Янусу Тикки, в отделение непоправимых поражений мозга, сдаваться и лечиться в белой палате с мягкими стенками, перестукиваясь с Лонгботомами зубной щеткой. Шагом марш! Но проклятое сердце колотилось как бешеное, осознавая, что он может потерять эту идиотку в одну секунду. просто не успеть. Не приставишь же к ней охрану, дементор ее поцелуй, враз разоблачат.  И самому охранять...А это мысль.
- У меня есть предложение.

+2

6

Лекцию я слушала с, так сказать, лицом совсем непроницаемым. На миг появилось ощущение, что я снова в школе, на лекции по ЗоТИ, слушаю о том, как распознать и обезвредить вампира. Интересно, а Рика тоже это слушала? Иначе как ее так угораздило связаться с одним из них.
На слова о том, что отщепенцев быстро убивают, я лишь едва заметно улыбаюсь, слегка приподнимая уголки губ, глядя на мужчину с превосходством.
Серьезно, Адам, не все то ты знаешь. Есть исключения, и поверь, одно из них совсем рядом.
Но разум приказывает молчать, и этому приказу я с неудовольствием следую. Слишком рано давать наводку на одного конкретного вампира.
Слишком.
Рано.

Слова о детях вызывают легкую дрожь. Не сказать, что я об этом не думала, но моя гордость слишком самоуверенна, чтобы считать, будто какой то кровосос, - чертов нацист, - сможет меня выследить.
- Ты хорошо изучил мою родословную, Адам. - Голос холоден, спина выпрямлена, взгляд вникуда. - Но ты не учел одного, дорогуша. - Маска спадает, я выдыхаю с усмешкой, и прицокиваю языком. - Давай представим на секунду, что это... что это я убила всех тех девушек. Неужели ты считаешь, что я не подстраховалась на случай мести? - Поднимаюсь со стула, игнорируя мужчину, и подхожу к двери, еле слышно шепча еще одно заклинание. Никто не должен даже пытаться нас подслушать. - Скажем так... Есть кое-кто, кто уничтожит весь мир, если с моей головы упадет хоть один волосок. - Оборачиваюсь к Адаму, и смотрю в его глаза со снисходительной улыбкой.
Чего я добиваюсь? Вызвать ревность?
Да, Адам, ты может и учел наличие моей сестры, но тебе не известно, что ожерелье на моей шее - мощный амулет, созданный некромантом. Ты не учел, что моя сестра, ввиду ее сущности, может одним касанием спалить к дементоровой бабушке целое поселение кровосов. И ты так же не знаешь о Пудинге. О Пудинге, который вырежет каждого на этой земле, а затем искупается в океане крови.
О да, Шанти, только что то твой Пудинг не торопится тебя выручать.
Он ничего не помнит.
Или забил на тебя. Может ты ему надоела?
Неуравновешенная, бешеная, раздражающая сука. Ты даже саму себя достать сумела.
Он вернется.
Как же.

Я любила мысленно спорить сама с собой. Голоса в моей голове смеялись, и я едва не упустила главное.
- Но... - Обхожу его стол, и сажусь на его место, чувствуя тепло, которое еще хранил в себе стул. Теперь я смотрю на него с долей превосходства, но не скрывая интерес. - Я готова выслушать твое предложение.

+2

7

Скажем так... Есть кое-кто, кто уничтожит весь мир, если с моей головы упадет хоть один волосок. - И ярость вскипает в крови едкой кислотой, обжигая каждую клеточку. Голубые глаза Лиона белеют, но он сдерживается, чтобы не упустить главного, имени. Имени того, с кем сейчас его Б о г и н я. Он не может позволить какому-то мальчишке так играть с ней, доводя ее до грани сумасшествия. Более того, он спокойно позволят ей немного похозяйничать, запирая дверь куда более надежным способом и устроиться в своем кресле. Рыжая дурында. Ой, не зря ведьм сжигали в Век Костров. Причем, преимущественно рыжих, заметьте, это исторический факт.
- Что-то тебя не спешат выручать из лап и подвалов Аврората, а? А настолько ли ты ему нужна? Может статься...- Устроиться в кресле напротив и, плюнув на приличия, задрать ноги на стол. Сигарета в зубах и щелчок маггловской зажигалке. Разъедающий легкие дым наполняет комнату. Адам затягивается и выпускает белую струю дыма в воздух, хмыкая - ты его достала окончательно своими выходками, Эль? Не у всех ледяное терпение присутствует.
О, Адам, да ты попал в точку. Как глазки-то расширились на короткое мгновение, а? Предложение. Предложение, Лион... Ты еще женись на ней, придурок, для окончательного выпадения общества в осадок. Хуже только трахнуть ее прямо здесь и сейчас, невзирая на ее мнение.
- А ты не догадываешься? Я стану твоим спутником в моменты твоего кризиса. - Это было выгодно и ей, и ему. Быть рядом, выпуская ненадолго собственного зверя, так долго не нюхавшего крови и охранять ее от обезумевшей мести вампиров. Почему бы и нет? Это будет интересно, забавно и даже...Возможно, Богиня позволит однажды сцеловать чужую кровь с ее тонких пальцев, наслаждаясь моментом истинной власти. Глаза в глаза. Атмосферу кабинета можно было резать ножом. И он видел, знал, что она понимала... Понимала, что это ультиматум, иначе он ее сдаст к чертям и забудет, как пыльную папку в архиве.
- ПОЛКОВНИК ЛИОН!! - В дверь заколотили, голос Бута. Он перевел взгляд на дверь и снова на Эль, произнеся губами "Решай".

Отредактировано Adam Lion (2017-12-07 13:44:40)

+2

8

На столько ли ты ему нужна.
Нужна.
Нужна.
Н у ж н а

Слово въедалось в мозг подобно яду, уничтожая все на своем пути. Я притихла; голоса молчали; казалось, все вокруг погрузилось в гнетущую тишину.
Я сощуриваю взгляд, следя за тем, как ползет струйка едкого дыма к потолку; зубы стиснуты до боли, я на миг прикрываю глаза и делаю глубокий вдох, расслабляясь, напоминая себе о самоконтроле и самообмане. Это все ложь. Он не знает ничего. Он никогда не станет... им.
- Ему? - Тихий смех. - Ты ревнуешь, Адам? - Осталось только руками всплеснуть для пущей убедительности. Но я по прежнему сижу, имитируя расслабленность и контроль над ситуацией. - С чего ты взял, что этот "кое кто" мужчина?
Опасный момент, я намекаю на сестру,  но он не знает о том, кто она на самом деле. Стоило бы поддержать легенду,  заставить его помучиться, поревновать, но уже было слишком поздно.
Его предложение выбивает из колеи. Мерлин, да я ждала чего угодно, но не этого. Возможно, брак? Но возможно история моих замужеств чему то и научила старого аврора. Пятым покойником он явно стать не спешил. Да и брать у него было нечего. Маггловское жилье? Увольте!
- В моменты моего... что? Адам, ты серьезно? О каком кризисе идет речь?
Смех, такой чистый и искренний; я прикрываю лицо ладонями и гляжу на него поверх пальцев. Он и вправду собрался отправиться со мной на охоту? Он даже не представляет, о чем говорит.
Сарказм уже собирается сорваться с моих губ, но внезапный стук, и крик из-за двери вынуждает подпрыгнуть от неожиданности.
Манеры, Шанти-и.
Смех слетает с лица, будто я и вовсе не смеялась; взгляд серьезен, мозг лихорадочно работает. Надо тянуть время, ибо он сдаст тебя, и глазом не моргнет.
Стремительно, словно на кону вся моя жизнь, - а разве не так?, - я перекидываюсь через стол, и хватаю Адама за руку. Сигарета срывается и падает на пол; в моем взгляде плещется отчаянная ярость; голос до шепота.
Быстрого шепота, с искрами безумного смеха.
- Заставь его уйти, или он следующий. Подумай о его матери, пожалей парня. Его смерть останется на твоей совести, Лион. И лишь когда мы снова останемся наедине, я готова обсудить условия.
Откидываюсь обратно на спинку стула, сцепляя руки в замок на коленях, и со слегка изогнутыми бровями смотрю на дверь.
Принимай решение, Адам. Ты же не хочешь, чтобы его сердце стало частью моей коллекции.

+2

9

Пожалей парня, пожалей его мать, Адам... Ты серьезно решила угрожать мне, девочка? Не осознавая, что только что расписалась в убийствах магглов? Бровь мужчины взлетала выше, пока она шипела угрозы. Но. НО! Ощущение теплых пальцев на руке. Вторая рука хватает ее запястье.
Глаза в глаза.
Да, Эль?
Ты согласишься, дикая кошка. Я знаю это, у тебя нет выбора.
- Бут! Если Магическая Британия не под угрозой восстания, то доложишь позже и по форме. ПШЕЛ ВОН! - Это пришлось сказать, отпустив ее руку, встав и приоткрыв дверь. Мэри испуганно посмотрела на шваркнувшую о косяк дверь. Что с шефом творится, она не понимала. Скорее всего, дело в той французской рыжей стерве. Какая-то толика женского самолюбия была задета у секретарши, Адам же повернулся к Фоули, наложив заклятья на дверь и сузил глаза.
- Я внимательно тебя слушаю, Эль. Ты хотела выдвинуть свои условия. - Ты же хотела, сумасшедшая сука? Не стоит мне врать, ты была испуганна в момент прихода Бута. Он садится в кресло и снова делает глоток противного остывшего кофе. Атмосфера сгущается, наэлектризованная до молний между ними. Лживая дрянь, убийца и еще пытающийся ее вытащить коп, готовый пойти на должностное преступление. Хороша парочка, а?

+2

10

Шах и мат, Адам. Ты сам загнал себя в угол. Мне лишь нужно было правильно сыграть свою роль.
Губы расплываются в торжествующей улыбке, я вальяжно закидываю ногу на ногу, и медленно перевожу взгляд с вновь закрытой двери на аврора.
Мысленно я уже праздную победу; ухожу из кабинета с уверенностью, что доживу до завтрашнего дня; с уверенностью, что смогу и дальше наслаждаться к р о в ь ю, поскольку знаю, что он не встанет у меня на пути. Никто не встанет. Правильно расставленные фигуры, и теперь не я, а он попал в сеть. Вот только сам мистер «Я-крутой-старый-аврор-а-вы-все-дерьмо-салазаровой-бабушки» еще не понимает, какую роковую ошибку совершил.
И осознание своей фактически победы позволяет мне совершать неоправданные поступки, которым я не смогу найти логичное объяснение. Так же, как не могу объяснить свою коллекцию сердец, и ритуальное сжигание их раз в пару месяцев.
Я резко подаюсь вперед, привстав, и оперевшись ладонями на край стола; нависаю над мужчиной, с долю секунды глядя в его глаза, а затем целую, поверхностно пробуя вкус его губ, чтобы в следующий миг с тихим смехом откинуться обратно на спинку стула, и взглянуть на него с долей иронии во взгляде.
Проверяла, не добавил ли кто опиум в твой кофе. Это такой маггловский наркотик. — Пальчик скользит по губе, стирая с нее вкус Адама, а затем я медленно облизываю его, пробуя, убеждаясь в том, что никакого дурмана подмешано не было. — Иначе откуда вдруг такое заблуждение, и совершенно бредовые предложения. — Говорю, на него не глядя, словно сама с собой веду беседу, осматривая свой указательный пальчик, и облизывая губы уже языком.
Очередная усмешка, я поднимаюсь с кресла, и начинаю медленно обходить край стола, ведя по его поверхности ноготками.
Условия, условия… — Голос вопросительно-задумчив, я говорю медленно, продолжая движение. — О каких условиях речь, Адам? — Я обхожу стол, и иду мимо него, но теперь вместо полированной поверхности – мои ноготки скользят по его руке, плечам, спине, и снова по плечам. Я на миг замираю, но лишь на миг. — Единственное условие – это твоя жизнь. — И продолжаю движение, отходя от стола, и, медленно покачивая бедрами, обтянутыми в плотную ткань платья, подхожу к небольшому книжному шкафу, теперь ведя ноготочками по корешкам книг, словно изучая.
На губах виднеется легкая улыбка, мой голос спокоен, даже дружелюбен; я не скрываю торжества, а потому позволяю себе даже нотки легкой снисходительности.
Однажды один человек пообещал мне свободу. Пообещал не выдавать меня, мои тайны, и все то, что он узнал. — Я издаю тихий смешок, и останавливаюсь возле справочника по распознанию темных проклятий. — Мы даже поклялись друг другу на крови, представляешь? — Я тихо смеюсь, словно рассказываю забавную историю человеку, который слышит ее впервые. — А после дали друг другу Непреложный обет. Вот только я условия не собираюсь нарушать, а он, судя по всему, уже на грани того, чтобы растрепать все мои тайны, которые поклялся бережно хранить, тем самым защищая меня.
Я показательно вздыхаю, и качаю головой. Сознание ликует, а я оборачиваюсь к мужчине, и возвращаюсь обратно к столу, садясь на стул, и глядя на него с озабоченным видом.
Скажи мне, Адам, что случается с теми, кто нарушает кровную клятву, и Непреложный обет? Я слышала, что смерть будет мучительной…
Шах и мат, ублюдок. Я могла бы выполнять твои условия; появляться в твоем доме, и заставлять тебя снова чувствовать себя живым, счастливым. Но ты выбрал другой путь, и теперь не жди, что после такого лживого предательства я буду любезной.

+2


Вы здесь » Damoclis Gladius » Реальность » Интеллект не ЗППП, сексом не передается| 18.11.2003