Вселенная Гарри Поттера. Антиутопия; политические интриги; теневые игры; массовое забвение населения, и попытки остальных выжить в мире скрытого хаоса. 2003 год, детские игры давно позади, осталась лишь цель выжить. Выжить в мире, где твоя любовь не помнит тебя, а бывшие враги внезапно стали друзьями; в мире, где лживое правительство улыбается со страниц газет, и все им верят. Большинство считает, что так жить п р а в и л ь н о. Остальные же... Они либо скрываются среди "врагов", либо объявлены вне закона.
эпизоды | 18+ | декабрь 2003

Damoclis Gladius

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Damoclis Gladius » Реальность » Добровольный ад | 7.12.2003


Добровольный ад | 7.12.2003

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Добровольный ад | 7.12.2003
http://i5.imageban.ru/out/2018/01/28/09e1066da70bfb0d2b5a478396ba3ac2.gif http://i5.imageban.ru/out/2018/01/28/43d353401c764eb94c88cfc4915c4e06.gifhttp://i3.imageban.ru/out/2018/01/28/beba262e024dabe8c60a531742d5f8b1.gif http://i3.imageban.ru/out/2018/01/28/7d957862fe321204af71eb6fd4b68cd9.gif

Персонажи: Agnes von Hagen, David Larman
Дата | время | место: 7 декабря, ближе к вечеру, Лондон, дом Агнес.
Примерный сюжет: Человек привыкает к тому, что он одинок, но нарушьте это одиночество хотя бы на день, и вам придется привыкать к нему снова. (с)
Примечание:

Отредактировано David Larman (2018-01-28 12:44:25)

0

2

Не пустота, а всего лишь штиль. Ощущая крупные капли соленной влаги на губах, но не пугаясь ее. Такое безмятежное спокойствие, которое царило лишь в детстве, если оно когда-либо было в реальности. Прикладывая крупную ракушку, запутавшуюся в снастях ловцов крабов, к уху и слыша не тишину, а биение сердца океана. Этот звук убаюкивает, заставляя время замедлиться в этом моменте. Ш-ш-ш. Прислушиваясь, пытаясь уловить мысли в своей голове, но их нет. Ничего. Абсолютная и по-детски безмятежная гармония. Волны слишком близко подобрались к босым ногам, покрывая кожу мелким отшлифованным песком. Морща брови от прохлады, струящейся по венам. Было ли это наяву или это очередная шутка разума? Не имело в частности значения. Пусть выдумано то место, то время, та самая минута, но не придуманы ощущения. Они реальны и только они заставляют прочнее уверовать в это сновидение, мираж. Ей нужно было солгать себе еще тысячу раз, чтобы наконец твердо сказать себе, что и это было в ее жизни. Еще раз доказать себе, как наскучила ей ее цель, планы и весь этот мир с этими чертовыми людьми. Доказать, насколько ее сердце черство: доказать, что более не испытывает никаких чувств, кроме потери. Смешно, но она поняла, что стыдиться своей радости; стыдиться своей распущенности, а более всего – стыдиться, что на какое-то мгновение позволила оставить свою скорбь где-то позади. Нельзя. Скорбь и утрата все, что у нее есть. Именно они заставляют грудную клетку насыщаться кислородом, заботливо передавая его шумному потоку крови. Бессовестная. Оставить все, ради короткого мгновения свободы, которое улетучиться вместе с первыми лучами восходящего солнца. И вновь распятая на алтаре собственной алчности, запрятав гордыню, ты поймешь насколько жалкой была. И сердце вновь будет наполнено лишь горечью и жаждой мести; бесплодными поисками и разбитыми надеждами. Но до утра еще много времени!
- Она что и вправду так сказала? – от раздирающего хохота, Агнес уже минуту не могла вставить ключ в замочную скважину. Щеки пылали так, словно могли освятить всю улицу, а скулы то и дело сводило, норовя оставить застывшую улыбку навечно. Только в его присутствие она в действительности могла чувства себя сущим ребенком – капризным, но таким доверчиво беззлобным. Это было так странно, по-новому. Будто это был непостижимо свежий глоток воздуха, который нашел ключ к тем кандалам, которые крепко держали ее уже много лет в узде. Да и подумать только, взрослая степенная дама, которая души не чает в юноши, который о манерах знает лишь понаслышке, а язык его острее любого ножа, острие которого заточено умелыми кузнецами. Они две противоположности, два мира, которые никогда не должны были бы пересечься. Но это произошло. И вместо глобального разрушения, наступила эра созидания. Но ощущал ли кто-то из них серьезность произошедшего? Нет! Мимолетная забава, такая же кратковременная как секунда в песочных часах. Завтра эти крохотные песчинки просочатся сквозь узкое стеклянное горлышко и все пройдет. Как тень покидает землю, во время солнечного затмения. Они оба разойдутся по разным мирам, по разным делам… Без чувства сожаления, а насытившись этой близостью до конца и поняв, что сосуд исчерпан, а заполнить его сможет лишь тоска, обида и горечь. Но парочка слишком хорошие игроки и поэтому лучше всего знают, когда нужно оставить все позади.
- Проходи! – всплеснув рукой, когда дверь, наконец, отворилась, - У меня что-то кружиться голова, не хочешь чашечку кофе? – не дожидаясь ответа, женщина проследовала на кухню по пути стягивая надоевшие туфли, - Располагайся, - крикнула она уже из глубины длинного коридора. Поднявшись на несколько ступенек, отделявших комнаты от кухни, Хаген достала небольшую турку с закоптившимся дном. Как и прежде улыбка не покидала ее лица, хотя она, в частности, этого и не осознавала. Словно типичная домохозяйка, женщина замурлыкала какую-то глупую детскую песенку себе под нос, в руках покручивая посуду с пенящимся напитком. Проделывая эту процедуру до тех пор, пока пена не достигла краев, а затем быстро разлила ароматное месиво в чашечки, сиротливо ютящиеся на кособоком кухонном столе, - У меня уже все готово, ты не успел заскучать? – показавшись в небольшой комнатке с посеребренным подносом в одной руке, и только сейчас осознав насколько глупо она выглядит. Но как же ей хотелось, чтобы чувство этой безмятежной распущенности сохранилось еще подольше. Но увы. Наскоро поставив поднос на журнальный столик и присев на диван рядом с юношей. Агнес почувствовала себя неловко, даже не понимания, что делает не так. Ей вдруг в голову взбрело, что расстояние отделяющее ее от Дэйва слишком короткое; что этот пожелтевший диванчик слишком не к месту, а в особенности покрывало из плюша, застилавшее большую часть. Ей не нравилось, что алкоголь быстро улетучивается, оставляя веселость где-то позади. – Я неловко себя чувствую, - тихо произнесла она, словно боялась, что он испытывает то же самое. А затем, словно маленький ребенок, Хаген уткнулась в плечо юноши, со всей детской непосредственностью, смущенно пряча лицо под копной рыжих волос. Все эти мысли так не кстати. Назойливые, словно мошкара в августовский вечер - липнут, мешая получать удовольствие от схлынувшего летнего зноя. Но они часть его. Часть, от которой так хочется избавиться, но которая будет преследовать. А ведь общее и сроится из всего частного.

Отредактировано Agnes von Hagen (2018-01-28 12:58:35)

+3

3

Дурманящий, завладевший разумом настрой, преследовал Дэвида с самого утра, когда он начал приводить себя в порядок небольшой порцией пенного, хмельного напитка. Он мог себе это позволить в воскресенье. Он мог расслабиться, как и все обычные люди в свой выходной. И в этом не было бы ничего зазорного, если такое не повторялось практически ежедневно. Юноша знал, что через несколько часов ему предстоит встреча, которую он отказывался называть свиданием. Ведь это не было на него похоже. В равной степени, с которой не походило и на самого Лармана. Когда последний раз он был на подобном мероприятии? Даже сложно представить примерную дату. Обычно все проходило спонтанно, само собой и совершенно недолго. Каждый получал, что хотел, и просто расходился по разные стороны, навсегда забывая, что между ними что-либо было несколько минут назад. Так проще. Нет чувства сожаления, и ты не ожидаешь чего-то, что рано или поздно причинит тебе боль. Так глупо. Совсем не по-взрослому, но это то, что было необходимо тебе. Мимолетный заряд умопомрачительных чувств, и снова тишина. Ты не мог позволить себе большего. Ты не мог принять больше. Дикость. Слабость. Страх.
Тем более, тебе прекрасно удавалось заменять все это весельем, издевками над обществом, дуростью и развязностью. Получая взамен какое-то ненормальное удовлетворение. Понятное лишь тебе, но так раздражающее остальных. Всех, кроме Шона и нее. Так странно. Ты впервые в тот день почувствовал смятение, когда на твои идиотские шутки получил в ответ улыбку. Это было в обычной продуктовой лавке, когда ты понял, что сегодня вместо полноценного обеда тебе придется довольствоваться салатом из одного единственного томата и луковицы. В тот момент ты был на мели, спустив все деньги на одном из местных лохотронов. Не понятно, чем тогда руководствовался твой мозг, но отчего-то ты был на все сто уверен в победе.
И дабы на ком-то отыграться - Дэвид с такой тщательностью выбирал этот несчастный помидор, что успел достать не только продавца, но и всю очередь. Но, как они не могли понять, что этот овощ должен был быть безупречным? Иначе трапезу можно считать испорченной.
Она нагнала юношу и спросила "любит ли он пиццу?", мол, как бы смешно это не звучало, но ей как раз не хватает купленного им ингредиента. А еще, сказала, что ей нравится его основательный подход к выбору продуктов. Одобряя его выходку и указывая на такое бестактное нетерпение со стороны окружающих. Подкрепляя тем самым всю комичность обстоятельств. Стоит ли говорить, что это был лучший ужин из всех, за последние месяцы? Ларман совсем не умел готовить. Бутерброды и омлет это все, на что он годится.
С того для он достаточно часто посещал вечерами ее дом, вместе веселясь как дети малые, и уходя всегда сытым и обогретым, до тех пор, пока однажды не остался на ночь. Перевернув всю привычную обстановку.
- Да. - Смеясь так громко, что соседка сверху плотнее затворила окна, очевидно недовольная их очередным приходом в дом. Ведь покой ее будет снова нарушен на несколько часов. И лишь косые взгляды в качестве недовольства одарят их внимание. На большее она просто не способна.
- И знаешь, что самое смешное? Она пообещала отправить мне сотню гневных кричалок. Я ей даже адрес свой написал, но так ни одной и не получил. Досадно. - Заваливаясь в помещение уже как к себе домой. Небрежно скидывая грязную обувь возле порога и проходя внутрь. Поставив начатую бутылку вина на кофейный столик.
- Только если ты добавишь в него чего-то крепкого. - Подходя к камину и кидая в него свежие поленья. Запачкав руки в саже и машинально вытирая их о штанины. Поправляя съехавшее с пальца лже-обручальное кольцо, о котором забыл рассказать Агнес.
Плюхаясь на мягкий диван с чувством выполненного долга, когда пламя охватило дрова, безжалостно сжигая их и разнося треск разрывающегося древа по всей комнате.
- Нет, я занимался камином. А то здесь прохладно. - Обнимая Агнес за плечи и складывая ноги на столик возле дивана.
Хмурясь, как только та заговорила о неловкости. Вот уж нет. Этого еще не хватало.
- Это из-за меня? - Наклонив голову в бок и посмотрев в глаза прижавшейся к нему женщины. - Хочешь я буду маскироваться, когда мы подходим к твоему дому? - Улыбаясь и натягивая ворот кофты себе на лицо, чтобы видны были одни лишь глаза.
Ларман предположил, что она, возможно, стыдиться его перед соседями, но этот факт парня никак не смущал и не огорчал.
- Совсем забыл тебе рассказать... - Выставляя руку с кольцом перед Хаген и торжественно повествуя о своей "тайне".
- Я женат. У меня трое детей в Канаде, и я вынужден заботиться о них, отдавая практически всю зарплату любимому семейству. - Стараясь говорить серьезно, но смеясь практически через каждое слово.
Это был его новый аргумент для отказов, когда к нему по какой-то причине приставали юные особы и пытались добиться расположения, которое Дэвида абсолютно не волновало. Для него это было немыслимым. К тому же, его совершенно устраивало то, что у него есть на данный момент.
- Мы должны за это выпить. - Дотянувшись до бутылки и протягивая ее волшебнице.
Он в очередной раз пытался ее развеселить, но ощущал желание спросить, что на самом деле с ней происходит.
- Иначе я потребую от тебя подробностей. - Наигранно серьезным тоном.

Отредактировано David Larman (2018-02-01 09:15:21)

+3

4

Интересно, как у него настолько играючи выходило одним словом стирать все то, что могло приносить забытую тоску. Порой утром, когда он покидал ее дом, Агнес задавалась вопросом – зачем она это делает? Что в ее настоящей жизни, толкает на столь безрассудный поступок. И, вероятно, она не находила ответа до сегодняшнего дня. Дэйв стал своеобразным обезболивающим, который убирал лишь симптом, но не проблему в частности. Но этого было достаточно, достаточно для того, чтобы безмолвно благодарить его при каждой встрече. Это глоток забвения, такой желанный, что боишься однажды остаться без него. Дорожишь каждой каплей, и с ужасом ожидаешь того дня, когда все это закончится.
Положив голову ему на колени, она вдруг задорно вымолвила, - Знаешь, я когда-то очень неплохо гадала по руке, - всего лишь шутка, но она с серьезным видом взяла его руку и принялась вглядываться в бороздки на коже, - Точно, твою жену зовут Анет, и у вас трое замечательных мальчиков – Том, Алекс и Ганс, которого вы назвали в честь покойного дедушки по линии жены, - Агнес вдруг рассмеялась собственной шутке. Лармана трудно было представить семьянином, он ведь словно ветер в поле – сегодня здесь, а завтра там. Но даже зная, что это банальная шутка, женщина чувствовала какой-то глухой налет ревности. Нет, это даже не ревность, а зависть той, кого он в действительности может осчастливить. Ей почему-то стало даже стыдно за то, что она этим вечером отнимает у кого-то эту возможность. Но лишь на короткое мгновение.
- Мне что-то не хочется пить, но я тебе могу составить компанию, - осторожно взяв кофейную чашку, женщина сделал большой глоток. Напиток уже остыл, поэтому не обжигал губ, оставляя на них лишь терпкий налет. Ей слишком нравилось все то, что в остальных вызывает отвращение – холодный кофе, пересушенная мята, и чай, лепестки которого еще не раскрылись полностью. – А у тебя сейчас кто-нибудь есть? – невзначай спросила она, с любопытством наблюдая за его реакцией. Хотя прекрасно знала этот ответ, но ей почему-то хотелось услышать его вновь. Да и несмотря на все, Дэйв был всегда таким загадочным, интригующим. И пусть он говорил много и был нечист на язык, в нем было что-то. Это что-то было так трудно уловить, но когда ты это замечаешь, уже не можешь оставаться к нему равнодушной. И неужели, ни одна в нем этого разглядеть не могла? Смешно, но Хаген иногда представляла, как однажды откроет дверь и на пороге увидит юную особу. Та робко поприветствует ее, и с наполненными слезами глазами попросит более не искать встречи с ним. Женщина ничего не ответит, лишь улыбка украсит уголки губ. Хлопок двери и все. Ни сожалений, ни тоски. Все закончиться, но жизнь не остановит бега. С утра проснувшись ты уже не будешь помнить черт его лица, собравшись наскоро и застегнув на все пуговицы пальто, пойдешь по еще спящим улицам и трансгрессируешь через несколько кварталов. Останется один тот миг, когда он заставлял смеяться, так искренне и безропотно, что будешь удивляться, что была способна на подобное. А увидишь их вскользь, например, на открытии совместного счета в банке. Смотря пристально и тактильно ощущая, как ему становиться не по себе от этого внимания, увидишь, как он стесняется самого факта знакомства с тобой. Но не почувствовав обиды или злобы, пробьешь штемпель и со всей формальной педантичностью вручишь им в руки. Дверь хлопнет, а гоблины заснуют по своим делам и для тебя мир не остановиться. Ты улыбнешься следующему и точно также вложишь документы уже в его руки.
- Мне порой кажется, что с тобой я веду себя очень глупо, - прикрыв рот ладонью, - Словно ребенок, который со всей детской непосредственностью лопочет то, что даже не успел обдумать. Но мне нравится это ощущение! – наверху соседку, видимо, окончательно достала бессонница и она нарочито громко прошлась из одного угла комнаты в другой. Агнес порой казалось, что та хоть и была намного ее моложе и по меркам современного общества была более хорошо сложена, но черной завистью завидовала ей. Возможно, женщине просто хотелось так считать, это немного льстило самолюбию, ведь непонятно для чего, Хаген вечно пыталась доказать ей, что все еще может пользоваться популярностью. Вскоре все стихло, вероятно сегодня концерт та устраивать и не собиралась, так небольшая репетиция.
Неожиданно для себя, Агнес протянула руку и фалангами пальцев коснулась губ своего спутника. Она с трудом понимала этот порыв и уже через секунду и вовсе забыла, что хотела сказать. Женщина не смотрела Дэвиду в глаза, она смотрела лишь на вздернутый уголок его губ, на небольшую бороздку вдоль линии подбородка, - Твои губы… - в попытке подобрать эпитет, но не найдя ничего подходящего, вдруг замолчала. Ее взгляд помутился и казался вовсе отстраненным, словно она задумалась о чем-то другом или ее настиг призрак прошлого. Но в действительности она просто не хотела говорить и думать, ей было достаточного одного этого мгновения, чтобы ответить на все вопросы, мучающие ее. Как бы странно этого не было, она всегда знала почему тогда, у магазина окликнула его и почему сейчас рядом с ним. Знала, но никогда бы не призналась в этом себе. И не признается никогда.

Отредактировано Agnes von Hagen (2018-01-28 19:53:06)

+2

5

http://i5.imageban.ru/out/2018/02/01/9006006f915b7b2e4c98e2714eee1c25.gif


Она всегда так делала. Подхватывала правильную ноту их общей, совместной причудливой песни. Буквально на лету улавливала мотив и дополняла произведение новыми красками. И пусть в глазах окружающих это выглядело бы не очень благоразумным с их стороны, но он никогда не считал это глупым. Разве можно назвать так то явление, которое по настоящему расслабляет их, отвлекает от тягот жизни и приводит рассудок в норму, давая силы закрывать на все глаза, и с очищенным разумом и светлыми эмоциями начинать новый день? Они никому при этом не вредили, не нарушали установленные правила, нормы, разве что фальшивого приличия, которым каждый спешил одарить другого. А раз так - какая разница, как именно это смотрится?
- Все верно. Я даже удивлен такой точностью! Как ты узнала? - Посмеиваясь и поворачивая руку ладонью к себе, пытаясь тоже в ней что-то высмотреть.
- Но в одном ты все же ошиблась... Алекс - девочка, которую мы никак не можем переучить одеваться в старую одежду старшего брата. Но, мы особо и не пытаемся. - На мгновение Дэвид даже отчетливо представил всю эту картину. Как они с воображаемой супругой прогуливаются по летнему парку, а их троица шалунов погодок носится где-то рядом.
Маг быстро откинул эти мысли куда подальше. Потряс головой для лучшего эффекта и зажмурился. Он никогда не думал раньше о подобном, и предпочел не думать и дальше, ведь совсем не видел себя в роли отца. А если бы так все же случилось, по его мнению, он бы с этой обязанность не справился. Уж точно не сейчас, и не в ближайшие годы. А лучше и вовсе никогда.
Только он выбросил из своей головы все ненужное, как Агнес наполнила ее новой порцией. Да что же с ней сегодня происходит? Откуда все эти размышления? Что он сделал не так, раз вызывает такую реакцию весь вечер? Пусть она и не была таким же любителем спиртного, но никогда до этого не отказывала ему в этом с таким скрытым холодом, уловить который, все же, не составило труда.
- Конечно есть... - С непринужденностью и, пока еще, спокойствием ответил Ларман.
- Ты. Разве мне должно быть этого мало? - Искренне удивленно. Да, парень действительно порой был не чист на язык и говорил то, что не являлось действительностью ни в каком отношении, но не в этот раз. Не в такие моменты. И Хаген должна была это понять, раз видит Дейва у себя по несколько раз в неделю.
- Ты ведешь себя не глупо, а открыто. Это разные вещи. Я знаю, какая ты на самом деле. Или думаю, что знаю, но совершенно точно могу сказать, что не считаю тебя бестолковой. А тем более - ребенком. - Загадочно улыбаясь одним уголком губ и глядя женщине в глаза.
- Ведь дети не вытворяют того, что делаешь ночами ты. А глупые - не играют разумом с той же тонкостью. - Иногда Ларман задавался вопросом, почему она избрала именно его? Смущает ли Агнес это на самом деле,  и как долго продлится их интрижка. В современном обществе не считалось диким иметь отношения с людьми старше себя более чем на семь лет, но порой ему казалось, что эта разница намного больше, чем есть в действительности. Они оба молоды, полны сил и энергии, но что-то непонятное исходит от нее временами. Что-то такое, чего Дэйв не мог понять, правильно истолковать и объяснить, но ощущал всем своим нутром. Это можно было бы назвать мудростью, списать на опыт и тому подобные вещи, но впечатление от этого не пропадало. Вот, что было действительно глупым. Приписывать ей лишние года, видя перед собой взрослую, но все еще очень молодую волшебницу. Хорошо хоть, что не озвучивать этого мозгов хватило.
От продолжения диалога молодого человека отвлек внезапный порыв нежности в его сторону. Дэйв машинально слегка приоткрыл рот и облизнул губы, когда их коснулись тонкие, изящные пальцы. Это отсрочило предстоящий разговор, но он в любом случае состоится, хочет Хаген или нет, но он докопается до сути. Возможно, этого не нужно делать, но что-то невидимое не переставало грызть его изнутри. Что-то, чего раньше никогда не было. Или, что он отказывался замечать.
- На сегодня они твои. - Проведя пальцами по ее щеке и прижимая ладонь к разгоряченной коже. Опускаясь ниже, к самому лицу женщины, и накрывая ее губы своими в неторопливом, чувственном, затянувшемся поцелуе.
На этом их разговор ненадолго был прерван. Настало время немного помолчать, вспомнив, для чего они собирались вместе, помимо шуток, гулянок и вкусных ужинов. Это стало неотъемлемой частью встреч, и нарушать традиции не входило в планы Лармана. Ему требуется эта доля телесного и эмоционального тепла. Искренняя и не поддельная.
- Я ждал этого несколько дней... Ты меня избаловала. - Отстраняясь на несколько сантиметров, но все еще находясь в изводящей близости к ее лицу.
- Мне больно это говорить, но я отказываюсь продолжать, пока ты не объяснишь мне в чем дело. Что тебя тревожит, что происходит, и чего я не знаю, может и не должен знать, но это чувство колотит меня по голове. Даже если ты промолчишь - я не перестану об этом думать. А если изысканно обманешь - я все равно пойму по твоим глазам. Не хотелось мне этого делать. Сам Мерлин видит со стороны и горько плачет сейчас. - Дэвид не любил копаться в других, но в этот раз не мог молчать. Исключение из собственных правил. По какой причине - он подумает позже. Оценит всю степень чуши, которую несет, и чем ему это обернется в дальнейшем, но если он не озвучит все, что теперь и его тревожит, чего быть не должно - образовавшаяся, тонкая стена между ними будет только укрепляться, утолщая стенки и отстраняя их друг от друга. Ларман к этому не готов. Не так быстро.

http://i3.imageban.ru/out/2018/02/01/deb56ca437ee6d1748ef8c4a0501f78c.gif

Отредактировано David Larman (2018-02-02 00:44:48)

+2

6

http://i3.imageban.ru/out/2018/02/02/e4b48511162da7a8b8e089a1e14c5a8a.gif

Неизвестно заметил ли он, но женщину практически била лихорадка. Она с трудом могла отдавать отчет себе, что именно стало причиной этого. Его слова… Дэйв говорил так искренне, что хотелось верить в каждое из них, в каждый вздох и пугающее молчание между. Агнес готова была обманываться вновь, ей не впервой. Многие мужчины говорили, что она в их жизни лишь одна, но это оказывалось ложью. Они клялись, что будут всегда рядом, но все исчезли, не удосужившись сказать – прощай. Могла ли она теперь верить? Самозабвенно. Возложив всю свою веру на его алтарь.
В первый раз отварив двери своей спальни перед ним, она дала себе зарок, что ни за что в жизни не воспримет эту близость всерьез. Это всего лишь мимолетная интрижка; удручающая попытка двух существ согреться в объятиях друг друга. Но этот огонь слишком хрупок, чтобы суметь разогреть очерствевшие души; он слишком слаб, чтобы раздуть из него обжигающий тайфун, такой тайфун, который одним своим видом, пугает ожесточенных судей. Однажды, его не станет, и что же случиться? Вновь эта серость, выдавливающая из нутра остатки воспоминаний о родителях, брате… И вновь ночами она будет пытаться в деталях представить улыбку Алистера и злиться на себя, что с каждым днем образ все более нечеток, что очертания его практически размылись, словно акварельные краски утопающие в мягком белоснежном картоне. Нет, она не боялась одиночества, Агнес боялась, предчувствуя одиночества.
Его поцелуй. Выбивший из головы тяжелые мыли. Только он умеет так, подобно выстрелу из шестизарядного револьвера. Звон колесцового зажима и привкус пороха на языке. Но это не пугает, а заставляет вновь прислушиваться к лязгу взвода курка и прокручиванию барабана. Пытаясь обуздать неровное дыхание и сбившийся пульс. Черт. Почему для нее это имело такое значение? Возможно, за всю свою непродолжительно-долгую жизнь Агнес никогда не была близка с человеком, который был бы хоть в половину таким же чувственным как этот мальчишка? Может ли быть такое, что она просто не замечала их на своем пути, а сейчас пытается все изменить, хоть и осознавая, что время не воротишь вспять?
– Дэйв, - сказала она практически шепотом, но с неопределенной веселостью в голосе. Один Мерлин знает, как же ей все хотелось рассказать ему. Только ему. Но они слишком рьяно вдвоем строили этот карточный домик; слишком усердно отметая фальшь и лицемерие его окружающее; слишком изящно складывали этажи из похоти и забвения, для того чтобы разрушить все одним неуместным словом. Нет, она относилась к этому слишком жалеючи, по-Хагеновски. Не пожелав отказывать себе в удовольствии, пусть и мимолетном, кратковременном.
– Ты порой воспринимаешь мои слова чересчур буквально, - отведя взгляд всего лишь на мгновение, и только затем, чтобы обратить его вновь на него, - Но сегодня, мистер Ларман, тот день, когда Вы раскусили меня, - сказала она, откинув голову назад. А через мгновение и вовсе потянулась к бутылке и сделала несколько крупных глотков. – Я боюсь и этот страх, такой животно-естественный, словно пожирает меня изнутри. У всех он есть, но… - поднявшись выше и заставляя его также выпрямить спину; осуждая себя за то, что теперь не может казаться серьезной из-за запаха виски. – Не все так остро ощущают его дыхание на своей шее. Я боюсь обернуться, потому что знаю, он там. Всегда там. Он знает где меня найти, и нападает в тот момент, когда я меньше всего жду атаки, - инстинктивно смяв ткань его рубашки в кулак, - Но сейчас, я его не ощущаю. Именно сейчас, когда Ты здесь, со мной, - подтягиваясь к его губам, но не целуя, оставляя лишь влажный след от этого прикосновения, - Я знаю, что ты и есть мой страх, само его живое воплощение. Твои губы, кожа, глаза, дыхание. Ты тот самый ужас. И как оказалось, отбросив все предубеждения, мне нравится ощущать тебя тактильно; мне нравится, когда ты безжалостно вторгаешься в мое тело, а наутро трепетно остаешься до того момента, пока я не открою глаза. Словно, ты более не хочешь заставать меня врасплох, как делал это раньше, - она была пьяна, но от этого радость от подобного откровения, не могла угаснуть или потерять свой былой вкус, - А теперь поняв это, как я могу спокойно ждать того момента, когда твои былые привычки возьмут верх. Нет-нет, - она подставила указательный палец к его рту, не давая возразить ей, - Я не боюсь теперь того момента, я боюсь его ожидания. Слыша тяжелый рокот вон тех часов, я думаю, когда же это закончиться? Замечу ли я тот момент, когда секундная стрелка отклониться назад, и на встречу более никто не придет? Возможно ли, что это уже произошло? Что завтра открыв глаза, я больше не увижу тебя? – и Агнес замолчала, ощущая как опустошающая тяжесть накрывает ее тело. Пусть он не поймет ее, пусть уберет бутылку подальше, подумав, что с нее на сегодня довольно; пусть будет считать виновницей упущенного вечера, - Дэйв, я хочу, чтобы ты остался, - уткнувшись в его ключицу и добавив вполголоса, - А если ты не захочешь, чтобы ты мне прямо об этом сказал сегодня или завтра, или когда придет время…

+2

7

http://i3.imageban.ru/out/2018/02/19/26550a817667b435346513b0b030871c.gif
[audio]http://mq.pjqws6booj2q.cmle.ru/5UrB.mp3[/audio]

Этот вечер все меньше походил на предыдущие. Нарастающее, сжирающее изнутри напряжение не давало покоя. Чем дальше говорила Агнес, тем сильнее Девид понимал, насколько глубже закапывает их двоих. Так не должно было произойти. Они преследовали иные цели, и прекрасно знали на что шли. Казалось, держат все под контролем и отдают себе отчет. Смогут сказать себе "стоп", когда почувствуют ту тонкую грань, но так грубо ошибались.
Вы никогда не раскрывали друг другу свои души, не показывали намеренно, что сокрыто в их самых потаенных уголках, создавая впечатление беззаботности. Казались сильными и готовыми ко всему, принимая жизнь такой, какая она есть, но безмолвно крича о своей боли. Не нужно было знать подробностей, чтобы это понять. Интуитивно вы всегда это знали. Находя в друг друге поддержку и понимания сути. Возможно, именно это и держало вас рядом. Каждый брал то, чего ему не доставало, и отдавал необходимое партнеру. Некая взаимовыгода. Ничего более. В какой момент это изменилось?
- Агнес... - Ей был нужен ответ, но Ларман не знал, что сказать. Не знал, как это донести, и стоит ли в принципе. Он уничтожал ее. Временно исцелял своими визитами, и в то же время убивал самым жестоким способом.
Нужно уйти. Найти в себе силы встать с дивана и убраться прочь. Так будет правильно. Не обманывайся, Дэйв, ты не тот, кто способен дарить счастье, каким бы оно ни было. Рано или поздно, но ты все испортишь. Ты уже все испортил, даря надежду, которую не сможешь оправдать.
Пауза затягивалась. Чем дольше молчишь, тем сложнее вымолвить хоть слово. Ты продолжаешь сидеть, как и сидел, не желая предпринимать необходимого решения. Столь необходимого для нее, или для тебя?
- Прости... - Приближаясь к ней для очередного поцелуя. То ли чтобы оттянуть время, то ли от невыносимого желания это сделать и почувствовать вкус ее губ снова.
Подло, как последняя сволочь отказываясь лишать себя этой маленькой радости, понимая при этом, к чему все идет. От чего невыносимо тошно.   
Это только твоя вина, и ничья больше. Хотелось бы, чтобы Хаген это понимала не меньше его.
- Прости, что доставляю тебе столько неприятностей. Давай просто забудем об этом? Меня никогда не волновало, что будет завтра. Давай жить здесь и сейчас, не нагружая себя излишними мыслями и страхами. Тяжело жить в ожидании чего-либо. Да и жизнь ли это? Я не могу повлиять на будущее. Ни на завтрашний день, ни на следующую минуту... Кто знает, может я завтра не проснусь. Я даже на себя то повлиять не могу... Ты поймешь, если это произойдет и без моих излишних слов... - Это был один из самых тяжелых разговоров за его жизнь. К чему Дэйв совсем не был готов. Не веря, что однажды докатится до таково. Не веря, что привяжется к кому-то. Так странно, необычно, тяжко и приятно одновременно.
- Я сделаю это, если ты так желаешь. Но я бы хотел запомнить дни проведенные с тобой, как что-то невообразимое, когда мы наслаждаемся этим, а не смотрим в глаза друг другу, наполняясь болью и разочарованием. - Ему казалось, что он несет чушь. Что не может выразить свои чувства словами. Не в состоянии дать понять, что просто не сумеет этого вынести. Спокойно просыпаться по утрам, зная, что намеренно разрушил часть ее жизни.
- А сейчас, выкинь всю эту глупость из головы. Я здесь, а значит - я остаюсь. - Улыбаясь с долей грусти и отбирая бутылку, чтобы допить остатки. Изо всех сил перебарывая себя и отбрасывая ненужные мысли. Теперь, наверное, он не избавится от них никогда, но как можно лучше постарается обмануть себя и заглушить переживания. 
Да что же с ним происходит?! Почему вообще это его волнует с каких-то пор? Что она сделала с ним? Что делает...
- Ты не похожа ни на одного человека из моего бывшего и настоящего окружения. Ты удивительна. - Правильнее было бы сказать "ненормальная", раз догадалась влюбиться в Дэйва. Или, он себе это выдумал? Хорошо бы, если так.
-  У вас, Хагенов, это фамильное что ли? Хотя, тот хмурый тип из соседнего отдела еще более странный. Вы не родственники? А то я бы поверил. - Искренне рассмеявшись своей очередной, глупой шутке. Будь это так, она бы рассказала. И не была бы настолько одинока.
Нужно было сбросить напряжение и отвлечься, и ничего умнее Ларман придумать не смог. Чудо вообще, что он сообразил и вспомнил хотя бы это, учитывая сложившуюся ситуацию. Дэйв мог бы отозваться о заместителе менее лестно, но старался подбирать выражения, если по какой-то причине оказался прав, дабы не обидеть Агнес. Прелесть, теперь он еще и тщательно думает, что ему несвойственно, прежде чем открыть рот. Нет, это уже никуда не годится...

Отредактировано David Larman (2018-02-19 12:26:23)

+1


Вы здесь » Damoclis Gladius » Реальность » Добровольный ад | 7.12.2003