Вселенная Гарри Поттера. Антиутопия; политические интриги; теневые игры; массовое забвение населения, и попытки остальных выжить в мире скрытого хаоса. 2003 год, детские игры давно позади, осталась лишь цель выжить. Выжить в мире, где твоя любовь не помнит тебя, а бывшие враги внезапно стали друзьями; в мире, где лживое правительство улыбается со страниц газет, и все им верят. Большинство считает, что так жить п р а в и л ь н о. Остальные же... Они либо скрываются среди "врагов", либо объявлены вне закона.
эпизоды | 18+ | декабрь 2003

Damoclis Gladius

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Damoclis Gladius » Реальность » Всё идет хорошо, только мимо...|09.11.03


Всё идет хорошо, только мимо...|09.11.03

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Всё идет хорошо, только мимо...| 09.11.03
http://sh.uploads.ru/t/4lHx6.gifhttp://s5.uploads.ru/t/MxHem.gif

Персонажи: Flora Carrow, Sean Adderly
Дата | время | место: 09.11.03, раннее утро, ММ - отдел регуляции магических популяций...
Примерный сюжет:
На работу пришел хмур и злобен,
И растекся по стулу повидлом,
Совершенно нетрудоспособен,
Хоть иди оформляй инвалидность
Эх, отстаньте, ну что вам не спится,
Невдомек, как меня прихватило?
Я сегодня не то, что трудиться,
Я фигней заниматься не в силах.
И не надо просить, мол, зайдите
Никуда я идтить не хочу.
Вы мне лучше спасибо скажите
Что я тихо сижу и молчу!
Примечание: Трудовые будни

+3

2

Всё смешалось... нет, не в доме Облонских, а в бюро регистрации и контроля оборотней.
   Последние дни весь отдел находился в состоянии перманентного хаоса из-за нескольких особей, возникших буквально из ниоткуда и принёсших немало проблем работникам, отвечающих за отслеживанием реестра оборотней. Едва узнав о причинах всеобщего переполоха, Флора тут же изъявила желание стать непосредственной участницей процесса по решению возникшей проблемы, но её надежды мгновенно рухнули с неодобрением её инициативы высшим начальством. По их мнению,  дело может принять опасные обороты, а мисс Кэрроу слишком юна и неопытна для того, чтобы самостоятельно справиться с потенциальной угрозой. Молодая волшебница расценила отказ как крайне обидное принижение своих способностей, но всё же справилась с тем, чтобы не выплеснуть своё негодование прямо на шефа - пока её сдержанности ещё хватало на то, чтобы держать себя в руках хотя бы в случаях, подобных этому.
Выходя из кабинета начальства, Флора уже явственно ощущала, как злость бурлит внутри, готовя выплеснуться на первого же человека, нарушившего её покой, но, когда она вернулась на своё рабочее место, обнаружила, что комната опустела. Ну, конечно, все её ближайшие коллеги были важны в решении срочного дела. За исключением неё.
   Её взгляд вдруг упал на стол, на котором лежала стопка писем, среди которых затесались и громовещатели. По устоявшейся традиции ответами на письма жителей магического мира в отделе занимался самый младший сотрудник. Как вы, наверняка, догадались, в настоящее время эта нелёгкая доля выпала на долю Флоренсии. Это было худшее занятие, которое только можно было придумать, и она ненавидела его всеми фибрами души, считая, как минимум, несправедливым, что её заставляют делать грязную работу, хотя прямо сейчас она могла творить великие дела, участвуя в решении проблемы с незарегистрированными особями, и покорять вышестоящих чиновников своим энтузиазмом и эрудицией.
   Несколько минут бездельно покачавшись на стуле, волшебница сдула упавшую на лицо прядку, и, вытянув из стопки самое безобидное по внешнему виду обращение, не наделённое зычным голосом, вскрыла конверт и занялась чтением. Очередной очевидец жаловался на неэффективность контроля оборотней, осуществляемого министерством. На такие письма полагалось отвечать вежливым шаблоном с извинениями и обещаниями разобраться с указанным в кратчайшие сроки. Стоило Флоре потянуться за пером, чтобы начать писать ответ, как послушался стук в дверь, и практически сразу на пороге возник незнакомый молодой человек.
  - Ну, здравствуй, - даже не дав заговорить посетителю, недобро поздоровалась Флора, явно обрадовавшаяся возможность выместить злость на ничего не подозревающую жертву.
Д  евушка тут же поднялась из-за стола и, окинув кабинет беглым взглядом и сообразив, что коллег в ближайшее время, важно подбоченилась с видом не последнего в Министерстве человека. Что и говорить, умения казаться важной и всемогущей у девушки было не занимать.
  - Чего тебе? Снова жалобы за лунатиков?
  Мисс Кэрроу, голова которой была забита лишь мыслями о текущих событиях, решила наверняка, что этот парень был одним из тех умников, что не упускают возможности в очередной раз принести новость об оборотнях, словно отдел, в обязанности которого входит их отслеживание, совершенно не в курсе того, что происходит.

+3

3

- И тебе не хворать! – Шон бы в жизнь не признался, что еще кто-то во всем Министерстве способен так его обескуражить, но эта юная леди сделала это просто играючи. Если бы он знал ее получше, то рукоплескал бы стоя ее первозданной враждебности. Но так как это было не так, просто закрыл рот и проследовал к столу, - Детка, мне подпись тут нужна, Ваш руководитель куда-то запропастился, а ждать у нас не любят, сама знаешь, – сдвинул настольный органайзер ближе к девушке и уселся на освободившийся край стола, - Мистер Хаген должен был сообщить обо мне, -  ему это выговорить-то составило большого труда, не то что сохранить пристойное выражение лица, и даже брови не нахмурить. Не терпелось уже поскорее поставить эту чертову галочку и поскорее ретироваться отсюда. Да и чувствовал он себя, если быть честным, несколько некомфортно. Хотя не мог понять, что именно не так. Чем данная обстановка отличается ото всех остальных, и чем хамство этой леди так превосходит хамство всех остальных статисток отдела. Вероятнее, абсолютно и безоговорочно – ничем. Просто парень сегодня не в духе; получил нагоняй от руководителя; был послан на следующий недели в глубокий архив, к пожираемым червями, престарелым архивариусам. Еще одной недели он там не выдержит, это точно. Трэверс прекрасно знал, что для Шона сродни жестокой пытке, и именно поэтому прекрасно ориентировался в каждом виде наказания. Ему стоило пойти работать в Азкабан, дознавателем для особо опасных преступников, они бы точно были не в восторге. Тем не менее, юноша обязан был подчиняться - безропотно шествовать в подземелья; пропахнуть вековой сыростью и заложить в легких новый пласт пыли…
Аддерли достал ручку из кармана и вместе с папирусом протянул, кажется, растерявшейся девушке – А ты милашка, я бы пригласил тебя на чашечку кофе, но прекрасно понимаю, какой тут аврал и также то, что отлучаться с рабочего места – не вариант. Да и, - кинув беглый взгляд на кольцо на безымянном пальчике, - Видимо, меня уже кто-то опередил. – усмехнувшись собственному словесному поносу, юноша притих и с нетерпением ожидал подписания столь важного ему документа. Да, он не мог не признать, что незнакомка довольно мила и его бы уж точно не смутило наличие у нее обручального кольца. Было бы странно, если такое сокровище пряталось бы в мрачных задворках Министерства не будучи уверенной, что уж ее-то положение в обществе незыблемо. А иначе зачем еще работать здесь? Две причины – либо ищет достойного супруга или уже нашла, и продолжает спокойненько продвигаться по карьерной лестнице. Британия все-таки до сих пор является старым светом, потому как браки в столь юном возрасте здесь норма, более того – поощряется. Трудно представить в Америке или Канаде, чтобы девушки так рано позволяли обрекать себя на семейные узы, особенное если они так же хороши, как и эта хамка.  Даже слепой и глухой не смог бы ни подметить такого различия в менталитетах разных континентов. Почему-то у Шона голове рисовалась картина Пукера, где жених – мерзкий старец в щегольском костюме, а рядом с ним невинная девушка с заплаканными глазами; смирившаяся со своей участью, покорившаяся и не внемлющая более к помощи окружающих ее людей. Хоть это совершенно не относилось к той, кого парень видел перед собой, но ему почему-то показалось, что она тоже несчастна; что она как и та невеста никогда не будет счастлива в браке, отчего весь ее лик будто кричал о том, насколько она жалкая, безропотная; насколько ее воля более не будет главенствующей; насколько низко она склонит свою голову пред супругом. Дурацкая привычка, судить о людях ничего о них не зная, даже не желая знать. Но это даже интереснее, сложить о людях в своей голове ложное представление; заставить играть не свои роли и искренне верить подобной игре; находить подтверждение своих теорий в пустяшных мелочах, ощущать крах чужие жизней в том театре, которой собственно сам и создал.

+2

4

Флора по-деловому скрестила на груди руки, словно ограждаясь от настырного хамства, вырвавшегося изо рта юноши, стоило ему лишь начать говорить. Тот явно выбрал неверную тактику в общении с Кэрроу, и уже очень и очень скоро он об этом сильно пожалеет.
   Несмотря на то, что незнакомец болтал без умолку, ничего из его слов не прояснилось. Однако та не подавала и виду, и с умным видом взяла бумаги, в которых мистеру торопыге кровь из носу нужна была подпись. Пробежав глазами по тексту, будто бы и не замечая дешёвого подката, волшебница победно свернула глазами, вскинув взгляд на усевшегося напротив подхалима. Стажировка. Ну надо же, а ведёт себя так, будто возомнил себя крайне ценным сотрудником. Ехидно приподняв левую бровь, девушка пару раз стукнула каблучками по полу, будто раздумывая, а затем положила бумаги на стол вместе с пером и демонстративно отодвинула их от себя.
  - Стажёр? Кажется, припоминаю... - ведьма бросила быстрый взгляд на принесённые документы, - Шон Аддерли, значит. Приятно познакомиться. Меня зовут Флоренсия. Для тебя - мисс Кэрроу.
  Девушка понятия не имела, слышал ли юноша что-то о грозной фамилии одних из самых жестоких пожирателей смерти, но отчего-то была уверена в том, что об Амикусе и Алекто не знает только самый отсталый волшебник, и оттого понадеялась на то, что знакомые по рассказам личности произведут должный эффект на гостя.
  - Для начала скажу, что не потерплю столь безыскусных попыток флирта.
  Флоренсия неспешно поднялась со стула и вышла из-за стола, возвышаясь над сидящим волшебником. Это был один из тех немногих моментов, когда, и в самом деле, точно превосходила ростом кого-то, поскольку даже на высоких до неудобного каблуках она крайне редко оказывалась выше кого-либо. К сожалению, и сегодня туфельки не спасали её, и даже стажёр мог смотреть на неё свысока.
  -А ещё я не буду подписывать это, пока ты действительно не пройдёшь стажировку в нашем бюро.
  Раздумывая над тем, как бы лучше поиздеваться над новеньким, Кэрроу скользила взглядом по кабинету словно в поисках ответа. И тут взгляд её упал на стопку писем. Ну конечно! Брюнетка не сдержала какой-то по-особенному радостной улыбки от вмиг найденного решения. Во-первых, для стажёра может стать большой неожиданностью, что даже самые неприметные на вид письма могут взорваться в руках, рассыпаясь отборным матом, или же просто начать кричать. Во-вторых, он сделает за неё грязную работу, которую она просто на дух не переносила. Да, пожалуй, оно того стоило - сменить гнев на милость.
- Видишь письма?
   Фло, наконец, перестала держать руки скрещенными и, взяв со стола пачку, протянула её Шону, а затем, вынув из стола ещё одну стопку бумаг, подала её следом.
  -  Их нужно прочитать и написать по ним ответы. Это обращения со всей Великобритании. Очень важно не оставлять без внимания каждого желающего обратиться к Министерству по вопросам, касающимся оборотней, и уверить всех в полной безопасности, обеспеченной правительством. Шаблоны я тебе дала. Вот твоё временное рабочее место, - девушка указала рукой на стол в углу кабинета, стоящий напротив её места. Он уже давно пустовал, и за это время на нём образовался толстый слой пыли.
  - Можешь приступать, - хмыкнула Кэрроу, присаживаясь за свой стол и беря с него первый попавшийся документ, имитируя, будто внимательно его читает.

+3

5

С силой прикусив губу, парень попытался сдержать нахлынувший порыв гнева, который так и норовил затмить разум; растечься адреналином по венам; и в апофеозе выплеснуться на ни в чем не повинную девушку. В такие моменты становилось трудно контролироваться себя, трудно контролировать эмоции. Ведь более всего он боялся, что его взбалмошный характер не позволит окончить стажировку успешно. И что тогда? Он как всегда вернется к родителям? Как всегда, потупит взгляд и, как всегда, заставит других решать его проблемы? Нет, он слишком взрослый, чтобы вновь возвращаться к тому с чего начал.
- Милая, послушай…Все мы здесь упорно трудимся, - пролепетал Шон, как можно более проникновенно, будто Флора находилась в кабинете штатного психолога, - У каждого свои обязанности,- коснувшись увесистой стопки бумаг на столе, - Но знаешь, в чем разница между нами? – безапелляционно, не дожидаясь появления даже самой маленькой толики любопытства с ее стороны, - В том, что тебе, видимо, безумно нравятся все эти бумагомарательства, - пренебрежительно взяв в руки часть писем, - Твоя работа, вероятно, доставляет тебе огромное удовольствие. Вся эта пыль…все, что ты видишь здесь каждый день. Нравится?– обойдя стол и приблизившись к сотруднице, - Это то, что ты сама выбрала для себя. Мне, если честно, плевать по каким причинам… - в этот самый момент Аддерли вновь испытал к девушке какой-то приступ жалости. Именно, она казалась ему безропотной девочкой, которая волею судеб была запихнута в эти мрачные подворотни. И она с блистательной улыбкой на губах сгниет здесь, как и многие до нее. Но на протяжение всей жизни, словно шизофреник, погруженный в пелену своих собственных галлюцинаций, будет верить, что ее труд имеет хоть какое-то значение для общества. Даже будет получать эфемерные подношения, от таких же душевнобольных, кто считает миссией своей жизни подбирать песчинки за сильными мира сего; гнуть нижайше натруженные спины, но обретать счастье в своей собственной ущемленности.
- Мне же не доставляет никакого удовольствия даже находится здесь… Не знаю, зачем я тебе это все говорю, но попробуй встать на мое место. Семь лет обучения, превосходная сдача ЖАБА, да я Билль о правах волшебников трех государств могу процитировать. И после этого знаешь что? Меня запихивают сюда, где я должен разбирать эти ЧЕРТОВЫ ПИСЬМА, - с силой зачесав волосы назад, пытаясь отдышаться и не понимая, что конкретно его так сильно вывело из себя. Ему бы следовало все это выговаривать не Кэрроу, а своему руководителю. И не сейчас, а на первом году стажировки. Через пару лет, юноша будет членом уголовной коллегии Визенгамота, но до сих пор занимается тем, что бегает по отделам, чтобы получить подпись, да проводя все вечера в архиве изучая все прецеденты, рассмотренные в суде еще до его рождения.
- Давай так, мы ведь будущие коллеги... - уже успокоившись и разыскивая новые подходы к своей новой знакомой, - Ты поставишь свою подпись, я же в свою очередь достану два билетика в Альберт-Холл, любые места, любое мероприятие. Ну же, неужели невыгодный бартер? – кажется, Флору и правда не интересовал подобный обмен. Неужели, нелюбовь к магглам в Британии настолько сильна, что волшебникам плевать на их историю и культуру. В Америке, билеты в Маджестик, например, оторвали бы с руками и ногами хоть магглы, хоть волшебники. А тут такое кислое выражение лица, словно он ей золото на воду предложил обменять. Да, за три года разницы в менталитетах Шон так и не уловил, - Хорошо, какие у тебя условия, что ты хочешь?– Аддерли уже было все равно, что она попросит, главное быстро ретироваться из этого отдела и, по возможности, более сюда не попадать, разве, что на чай к Алистеру. Всеми правдами и неправдами стоит уговорит Трэверса более не посылать его сюда. В архиве хоть и работали сплошные маразматики, но они, по крайней мере, не имели за собой такой привычки, как заставлять выполнять их работу стажеру; как и задерживать его в стенах своей альма-матер более того времени, которое было приемлемо для юноши. А за коробочку шоколадных конфет и вовсе могли завести в запретный архив, где хранились дела, датированные восемьдесят первым годом; ну а после бутылочки Шато Монтроз и посплетничать о членах коллегии и делах, которые велись в стенах Визенгамота...

+2

6

Флоренсия была не тем человеком, который покорно терпел агрессию в свой адрес, а разговоры на повышенных тонах и вовсе были одним из самых опасных вариантов общения с ней. Правда сейчас сработал эффект неожиданности: Кэрроу не привыкла к подобному обращению, и столь резко воспламенившему стажёру в какой-то миг удалось выбить её из колеи. Нет, не напугать или вызвать уважение, а шокировать своей наглостью и совершенным неумением держать себя в руках. Волшебница чуть распахнула розовые губки от возмущения, а в её взгляде так и читалась громкая мысль о том, что юноша явно сошёл с ума, позволяя себе подобное, или же просто-напросто по жизни является безмозглым идиотом.
- Я даже не хочу отвечать на всё, сказанное Вами, потому что тем самым Вы лишь показали, насколько Вы глупы и беспардонны, - в голосе работницы звенели огоньки злости, а глаза пусть ещё и не метали молнии, но уже недобро зажглись, предвещая скорое наступление беды. Она резко вновь перешла на "Вы" - не из уважения, конечно нет, а из-за нежелания хотя бы на йоту сокращать расстояние между собой и невоспитанным стажёром.
- Вы можете мнить о себе много, но пока я вижу лишь то, что Вас направили в моё подчинение разбирать чёртовы письма, - губы исказила дьявольская улыбка: она не терпела препирательств и была готова смешать с грязью того, кто своим поведением наносит ей подобные оскорбления, но сейчас обстоятельства складывались ещё более удачным для неё образом, ведь в руках стажёра было прямое доказательства тому, что он вынужден ей подчиняться. Это несколько расширяло горизонты их отношений, ведь теперь в руках мисс Кэрроу была полная власть над тем, чтобы поставить на место зарвавшегося эгоцентричного юнца, вправить ему мозги и научить уважению  к тем, кто выше его по статусу.
  - Я могу посоветовать Вам придержать язык в разговорах с теми, кто может посчитать, что Ваша стажировка провалена с треском, и Вы не обладаете качествами, необходимыми для работы в Министерстве. Понимаете? Всего лишь не поставлю подпись, - брюнетка продолжала улыбаться, покачивая плечами. Она сумела сохранить невозмутимость и не опустить до уровня стажёра, переходя на бешеный крик. Её успокоением было то, что, в отличии от него,  свою стажировку она прошла с блеском и теперь заняла место полноправной работницы. Хотя, как можно было говорить о подобных различиях, когда между ними вообще не было ничего общего, да и быть не могло? Флоренсия была наследницей чистокровного рода, занимающего не последнее место в магическом мире, она никогда не ударяла в грязь лицом и всегда превосходила всеобщие ожидания. А этот стажёр... Хм.
  - Повторяю в последний раз, что для Вас я мисс Кэрроу и требую обращения к себе на "Вы".
  Девушка неспешно встала из-за стола, размеренно дыша, чтобы с достойным холодом дать отпор Шону, не впадая в бешенство, хотя его поведение не просто злило её, а буквально выводило из себя: с Кэрроу так не разговаривают. О, если бы только её тётушка или дядюшка услышали, как по-хамски с их племянницей разговаривает чванливый юноша, он уже бы корчился на полу в страшных судорогах и молил её о прощении. Им было бы плевать на его статус, взгляды и чистоту крови. Кстати, был ли он вообще чистокровным волшебником? Его поведение вызывало в  этом массу сомнений.
- Я хочу, чтобы Вы сейчас же занялись письмами.

+2

7

Видит Мерлин, он пытался договорится по-хорошему, но видимо, все мелкие статистки мнят себя самым высокими начальниками. В любой другой ситуации, парень, возможно, проявил бы большую старательность и постарался завоевать доверие самодовольной ведьмы. Но не в этот раз. Откровенно говоря, Кэрроу смогла завести его уже до такой степени, когда он переставал контролировать себя. Да, в такие моменты он более всего жалел, что рядом нет Трэверса, или Алистера - они могли одним щелчком пальцев заставить ярость отступить небывало далеко. Даже размеренное дыхание и счет про себя, не давал никаких ощутимых результатов. В этот момент он был больше похож на разъяренного быка, которому в еду добавили острый соус чили.
- Так значит, мисс Кэрроу, - четко выговаривая каждое слово, - Вы хотите, чтобы я разобрал эту корреспонденцию? – указывая рукой на лежащую перед ним кипу документов, - И только после этого, Вы соизволите подписать этот пергамент? – парень практически расплылся в самой добродушной улыбке, обычно, не сулящей ничего хорошего тому, к кому она обращена.
- Тогда, думаю, Вы уже можете приготовить Ваше перо! – почти у самого ее уха, точно таким же жизнерадостным тоном. Чувствуя, как по венам медленно, практически лениво расходится адреналин; такое приятное, несравненное чувство, когда ты можешь тактильно ощущать свою силу – не скрывая наслаждения ею.
Его палочка быстро перекочевала в руку. Но менее всего юноша хотел, чтобы девушка расценила этот жест за попытку нападения. Аддерли прекрасно осознавал, что не хочет причинить ей боли, по крайней мере – сейчас. Он жаждал театрального представления и помпезности, свойственной только развязным американцам; и в тот самый момент он, наконец, осознал, что пусть у него блестящий ум и незаурядные навыки – парень все тот же ребенок, склонный доводить собственную мать до белого коленья. А что самое ужасное – ему очень нравилось это. Нет, не просто нравилось – маг осознавал ответственность, он не мог противостоять этому порыву.
Легкий взмах кисти руки, словно он собирался дирижировать невидимым оркестром, но только он полностью состоял из пожелтевших писем. Вся полновесная стопка взмыла вверх, устремленная воздушным потоком, а затем стремительно закружилась почти у самого потолка. Да так быстро, что с каждым новым витком все сложнее было разобрать отправителя. Быстрее и быстрее, пока порошок для закрепления чернил не стал осыпаться на пыльные стены. Парень с немой улыбкой внимал над своей головой, чувствуя как создаваемый ветер треплет его непослушные волосы. Практически завороженный пакостью, которую создал собственными руками.
Комната окрасилась в красный. Лишь чудом, полыхи огня не коснулись выбеленного потолка. Ненасытное пламя один за одним поглощало папирусы, не оставляя и строчки, не щадя сургучных печатей, с витиеватыми фамильными гербами. И пусть жар обжигал щеки, заставляя отворачиваться от бушующей стихии, которая извергала пепел на ни в чем не повинную сотрудницу. Словно первый, еще совсем робкий, ноябрьский снежок заботливо находил пристанище в темных волосах Флоренсии, устремляясь к плечам, пока не достигал заветной цели – мысов ее аккуратных туфелек.
Воистину Шон гордился собой, с трудом переводя дыхание и сглатывая сухость обожженной глотки; прикладывая неимоверные усилия, чтобы сдержать хохот, то и дело подкатывающий, при виде своей визави. Но и тут он смог сохранить на лице такую ангельскую улыбку, что херувимы не смогли бы признать в ней дьявольского оскала. Странно, но за все время пребывания в Министерстве, парень только сейчас почувствовал, что горд собой как-никогда. Да, осознание всей тяжести своего поступка придет чуть позже, как и достойное наказание – сейчас он был счастлив, возможно, как никогда ранее. И это вовсе не касалось ее – той, кто смогла, не прикладывая никаких усилий, вывести его из состояния всепоглощающей фрустрации. Наконец, Аддерли мог ощутить настоящее, безграничное счастье, граничащее, практически, с сексуальным возбуждением. И даже если бы он мог вернуть время обратно, то не за что в жизни не променял этот момент на рутинную работу. Пусть его исключат, пусть эти чопорные англичане дадут ему смачный пинок под зад – он уже достиг той самой точки кипения, после которой уже плевать на последствия.

+1


Вы здесь » Damoclis Gladius » Реальность » Всё идет хорошо, только мимо...|09.11.03